А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Непроглядный мрак и могильный холод «страшного мира» - сочинение



Александр Блок жил и творил на рубеже двух миров: в эпоху подготовки и осуществления тяжелейшего в истории России социального перелома — Октябрьской революции. Он оказался последним великим поэтом старой, дооктябрьской России, завершившим своим творчеством поэтические искания всего XIX века, и вместе с тем его именем открывается первая, заглавная страница истории русской советской поэзии. Полного расцвета его творчество достигло во время реакции, нового подъема освободительной борьбы и первой мировой войны. А последние, всемирно известные произведения Блока, величественно увенчавшие его творчество, — «Двенадцать» и «Скифы» — были созданы уже после Октября, в самом начале советской эпохи.

За двадцать лет, что отделяют первые серьезные стихи Блока от «Двенадцати» и «Скифов», содержание его поэзии и сама его творческая манера претерпели глубокие изменения. Отрешенный от реальной жизни ли рик, казалось бы, целиком погруженный в свои душевные переживания, каким Блок начал свой литературный путь, вырос в истинно национального поэта, творчество которого овеяно историческими, социальными, житейскими бурями его грозного, переломного, революционного времени. Если сравнить юношескую лирику Блока с его зрелыми стихами, на первый взгляд может показаться даже, что перед нами два разных поэта. Вот, к примеру, характерные для юного Блока стихи, говорящие об интимных переживаниях уединенной души и похожие на торжественные молитвы с затемненным смыслом:

Я их хранил в приделе Иоанна,
Недвижный страж — хранил огонь лампад.
И вот — Она, и к Ней — моя
Осанна — Венец трудов — превыше всех наград...

А вот как глубоко и вместе просто и отчетливо писал он несколько лет спустя, размышляя о судьбах матери-родины:
Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни,
А ты все та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней
Доколе матери тужить?
Доколе коршуну кружить?

Разительные перемены, происшедшие в творчестве Блока, были продиктованы самой жизнью, самим ходом исторической действительности, определившей направление жизненного и литературного пути поэта. Путь этот был сложным и трудным, исполненным резких противоречий, но в конечном счете прямым и неуклонным. Сам Блок очень верно и точно сказал, что это был «путь среди революции».

Лично далекий от жизни и борьбы рабочего класса, Александр Блок, подобно особо чувствительному сейсмографу, чутко улавливал приближение «невиданных мятежей» и «неслыханных перемен». На богатом и гибком, музыкальном и многосмысленном языке своей поэзии он гениально передал неотступно владевшее им чувство душевной тревоги. В этом чувстве воедино слились и острое ощущение непрочности и обреченности старого мира, и трепетное ожидание какого-то всеобщего и окончательного всемирно-исторического переворота — «мирового пожара», в огне которого должна родиться совершенно новая, справедливая и свободная жизнь.

Непроглядный мрак и могильный холод «страшного мира» (так называется один из основных и важнейших разделов лирики Блока) и «огненные дали» будущего, горькое отчаяние и светлая надежда, смертная тоска и бурные страсти, грубая действительность и крылатая мечта, душевные страдания измученного человека и ослепительное счастье, которое обретает он в «вихре музыки и света», трагедия России, закабаленной и униженной царями, барами и чиновниками, и неизбывная жизнетворческая сила народа — таковы резкие контрасты и противоречия, запечатленные в поэзии Блока.

Александр Александрович Блок — замечательный русский поэт. Вступив в литературу отрешенным от жизни лириком, через душевные переживания и коллизии жизни Блок вырос в истинно великого национального поэта.
Придя в литературу на изломе истории, поэт смог отразить время в своем творчестве. Постепенно Блок отходит от мистицизма и символизма, в его поэзию вливается реальная жизнь со своими печалями и радостями, тревогами и заботами. В этом плане стихотворный цикл «На поле Куликовом» имел большое значение.

Я — не первый воин, не последний,
Долго будет Родина больна
Помяни ж за раннею обедней
Мила друга, светлая жена!

Блок очень тяжело переживал поражение первой русской революции, но не утратил чувства будущего. Временное торжество реакции он правильно оценил как «случайную победу» палачей народа и предрекал наступление еще .более грозных и великих событий. Главной его темой становится Россия. Поэта интересует история Родины, ее славные победы он воспевает в стихотворении «На поле Куликовом», написанном в 1908 году. Вслед за великими предшественниками: Пушкиным и Лермонтовым, Тютчевым и Некрасовым — Блок, обращаясь к русской истории, ищет аналогии с современным ему периодом. В героической истории России он находит ответы на свои сложнейшие вопросы.

О, Русь моя! Жена моя! До
Нам ясен долгий путь!:
Наш путь — стрелой татарской древней воли
Пронзил нам грудь.

У какого еще поэта найдешь такой образ Родины— жены, прекрасной молодой женщины? Тонкий лирик, чувствующий малейшие оттенки и нюансы языка, Блок сумел найти тот единственно верный, близкий его поэтике образ России, горячо любимой Родины. Это мне особенно близко.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной,
В твоей тоске, о, Русь!
И даже мглы — ночной и зарубежной —
Я не боюсь.

Поэтом взят для стихотворения один из самых драматических периодов истории России. Перед государством стоял вопрос жизни и смерти. Россия не могла не выстоять в этой решительной борьбе, она собрала все силы и победила.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами Степную даль.
В степном дыму блеснет святое знамя
И ханской сабли сталь...
Закат в крови! Из сердца:кровь струится!
Плачь, сердце, плачь....
Покоя нет! Степная кобылица
Несется вскачь!

Весь цикл пронизан пафосом патриотизма. Мне нравится, это стихотворение, оно будит гордость за прошлое России, вселяет уверенность в будущее. Всегда были смутные и тяжелые времена, но каждый раз моя Родина выходила с честью из испытаний. Так было и будет всегда, убеждаюсь в этом, литая стихи Блока.

И вечный бой! Покой нам только снится.
Сквозь кровь и пыль
Летит, летит степная кобылица
И мнет ковыль.
Инет конца!
Мелькают версты, кручи...

 
Останови! Творчество Александра Блока — великого поэта начала XX века — одно из самых примечательных явлений русской поэзии. По силе дарования, страстности отстаивания своих воззрений и позиций, по глубине проникновения в жизнь, стремлению ответить на самые большие и насущные вопросы современности, по значительности новаторских открытий, ставших неоценимым достоянием русской поэзии, Блок является одним из тех деятелей нашего искусства, которые составляют его гордость и славу. Что же привлекает меня в поэзии Блока? Прежде всего то, что все явления окружающего мира и все события истории, все предания веков, народное горе, мечты о будущем — все, что становилось темой переживаний и пищей раздумий, Блок переводил на язык лирики и прежде всего воспринимал как лирику. Даже сама Россия была для него «лирической величиной», и эта «величина» была столь огромной, что далеко не сразу вместилась в рамки его творчества. Крайне существенно и то, что большая патриотическая тема, тема Родины и ее судеб, входит в лирику Блока одновременно с темой революции, захватывающей поэта до самых потаенных глубин его души и породившей строй совершенно новых чувств, переживаний, стремлений, возникавших словно при грозовых разрядах, в их ослепительном свете, — и тема Родины становится в творчестве Блока основной и главнейшей. Одно из самых 'примечательных его стихотворений, написанных в дни революции 1905 года и вдохновленных ею, — «Осенняя воля». В этом стихотворении, за которым последует и огромный по своему внутреннему значению и художественному совершенству цикл «Родина», глубоко сказались те переживания и раздумья поэта, которые придали его лирике новые и необычайно важные черты. Вся та же, прежняя, а вместе с тем и совершенно иная красота родной земли открылась поэту в самой неприметной для «иноплеменного взора» равнине, не поражающей ни яркими цветами, ни пестрыми красками, спокойной и однообразной, но неодолимо привлекательной в глазах русского человека, как это остро почувствовал и передал поэт в своем стихотворении: Выхожу я в путь, открытый взорам, Ветер гнет упругие кусты, Битый камень лег по косогорам, Желтой глины скудные пласты. Разгулялась осень в мокрых долах, Обнажила кладбища земли, Но густых рябин в проезжих селах Красный цвет зареет издали... Казалось бы, все однообразно, привычно, издавна знакомо в этих «мокрых долах», но в них поэт увидел нечто новое, неожиданное и словно перекликнувшееся с тем мятежным, молодым, задорным, что он почувствовал в себе самом; в строгости и даже скудности открывшегося перед ним простора он узнал свое, родное, близкое, хватающее за сердце — и не смог не откликнуться на алеющий перед ним красный цвет рябины, зовущей куда-то и радующей новыми обещаниями, которых дотоле не слышал поэт. Вот почему он испытывает такой небывалый подъем внутренних сил, по-новому возникла перед ним прелесть и красота полей и косогоров родной земли: Вот оно, мое веселье, пляшет И звенит, звенит, в кустах пропав! И вдали, вдали призывно машет Твой узорный, твой цветной рукав. Перед ним возникают настоящие леса, поля, косогоры, его манит пропадающий вдали путь. Именно об этом с какой-то вдохновенной радостью, светлою грустью и необычайной широтой, словно вмещающей весь родной простор, говорит поэт в своей «Осенней воле»: Запою ли про свою удачу, Как я молодость сгубил в хмелю... Над печалью нив моих заплачу, Твой простор навеки полюблю... Чувством, опаляющим сердце поэта и его творчество, неизменно примешивающимся к каждой мысли, к каждому переживанию, становится, помимо любви к Родине, и любовь к матери. Матери, в подвиге сына которой видится сияние самого солнца, и пусть этот подвиг стоит сыну всей жизни — сердце матери переполняет «золотая радость», ибо сыновний свет победил окружающую мглу, царит над ней: Сын не забыл родную мать: Сын воротился умирать. Его лирика стала сильнее его самого. Это яснее всего выражено в его стихах о любви. Сколько бы он ни твердил, что женщины, которых мы любим, картонные, он вопреки своей воле видел в них и звезды, чувствовал в них нездешние дали, и — сколько бы сам ни смеялся над этим — каждая женщина в его любовных стихах сочеталась для него с облаками, закатами, зорями, каждая открывала просветы в Иное, поэтому он и создает свой первый цикл — «Стихи о Прекрасной Даме». Прекрасная Дама — воплощение вечной женственности, вечный идеал красоты. Лирический герой — служитель Прекрасной Дамы, ожидающий грядущего преображения жизни. Надежды на пришествие «вечной женственности» свидетельствуют о неудовлетворенности Блока действительностью: Предчувствую Тебя. Года проходят мимо... Прекрасная Дама, единая и неизменная в своем совершенстве, в своей дивной прелести, вместе с тем постоянно меняет черты и является перед своим рыцарем и слугой то «Девой, Зарей», то «Женой, облеченной в солнце», и это к ней взывает поэт в чаянии времен, предреченных в старинных и священных книгах: Тебе, чей Сумрак был так ярок, Чей голос тихостью зовет, — Приподними небесных арок Все опускающийся свод. Сама любовь собирает в глазах поэта черты идеальные, небесные, и в своей возлюбленной он видит не обычную земную девушку, а ипостась божества. В стихах о Прекрасной Даме поэт воспевает ее и наделяет всеми атрибутами божественности — такими, как бессмертие, безграничность, всемогущество, непостижимая для земного человека премудрость, — все это поэт усматривает в своей Прекрасной Даме, которая ныне «в теле нетленном на землю идет». Даже когда лирика Блока говорила, казалось бы, всего только о частном, интимном, личном, ибо в ней сквозь личное, неповторимое прорывается великое, мировое. «Единство с миром» — этот мотив, общий для всей лирики Блока, — необычайно важно для понимания значения произведений Блока, его творчества, даже выходящего за рамки непосредственного отклика на то или иное событие. Поэт, исследовал многие области человеческих отношений и переживаний, на себе испытывал весь цикл чувств, страстей, стремлений, мужал и закалялся в испытаниях и борьбе — все это составляет содержание того «романа в стихах», каким и является лирика Блока, взятая в целом: Благословляю все, что было, Я лучшей доли не искал. О сердце, сколько ты любило! О разум, сколько ты пылал! Пускай и счастие, и муки Свой горький положили след, Но в страстной буре, в долгой скуке Я не утратил прежний свет...





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Непроглядный мрак и могильный холод «страшного мира». Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Блок > Непроглядный мрак и могильный холод «страшного мира»
Александр Блок

 Александр  Блок


Сочинение на тему Непроглядный мрак и могильный холод «страшного мира», Блок