А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Тема «нового человека» в творчестве Блока - сочинение




Критика и разоблачение «страшного мира», фальши к убожества его морали, власти чистогана, проникшей во все поры буржуазного общества, мещанского самодовольства и хамской «сытости» — самая сильная в идейном отношения сторона поэзии Блока. Самая сильная, но не единственная. Блок жил не одной критикой и разоблачением, так же как и не ограничивался тем лишь, что повествовал о тоске и муке затертого лживой жизнью, выбитого из колеи, измучившегося человека. Беспокойная совесть, гуманизм, стихийное демократическое чувство — все это вдохнуло в поэта желание средствами своего искусства бороться за человека, за его будущее:

Пусть день далек — у нас все те ж
Заветы юношам и девам.
Презренье созревает гневом:
А зрелость гнева — есть мятеж...

Блок вдохновенно мечтал о рождении «нового человека» с мужественным, волевым, героическим характером, «человека-артиста», способного «ладно жить и действовать». И вот что особенно важно: Блок понимал, что такой человек может родиться лишь в процессе революционного переустройства общества. Только революция, призванная испепелить старый мир и изменить весь облик жизни, способна переродить вялого и отчаявшегося человека в героя и творца. Это была одна из заветных мыслей Блока.

Тема «нового человека» не получила в творчестве Блока достаточного развития, но без учета ее представление о поэте будет неполным. Программное значение в этом смысле имеет небольшая поэма «Соловьиный сад» — одно из самых глубоких и художественно совершенных созданий Блока. В основе поэмы лежит мысль о том, что единственное настоящее призвание человека — труд и борьба и что человек никогда, ни при каких условиях не должен изменять жизнь, сколь бы тяжела и сурова она ни была, ради своего уединенного, личного, маленького, отдельного счастья. Если человек обладает сильной волей и верен своему долгу, никакие сладостные «соловьиные песни» не могут заглушить для него грозный, но призывный рокот волн житейского моря. И напротив: жизнь жестоко мстит за измену ей — мстит отчаянием, душевной опустошенностью, непоправимой утратой своего места в мире. Вот главная идея поэмы.

Не только «Соловьиный сад», но и многие другие стихи зрелого Блока говорят о призрачности красивой, но бесплодной мечты, уводящей человека от суровой действительности. Ключом к пониманию таких стихов могут служить следующие слова поэта: «...я ведь никогда не любил «мечты», а в лучшие свои времена, когда мне удается более или менее сказать свое, настоящее, — я даже ненавижу «мечту», предпочитаю ей самую серую действительность». Это говорит поэт-романтик.

И это вовсе не означает, что Блок сдает свои романтические позиции. Бесплодной мечте (недаром Блок поставил это слово в кавычки) он противопоставляет другую — «свободную мечту», которая не уводит ни в «соловьиные сады», ни в «елисейские поля», а, напротив, влечет в самую гущу жизни и заставляет чутко прислушиваться к биению ее сердца:

Да, так велит мне вдохновенье:
Моя свободная мечта
Все льнет туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета...

Вдохновение приказывало Блоку и другое: «Сотри случайные черты — и ты увидишь: мир прекрасен...» Эта мысль лежала в основе отношения поэта-романтика к миру. Случайные черты, искажающие облик жизни, не смогли закрыть перед взором Блока ее извечной прелести и радости. Поэтому он признавался, что «страстно любит» все, что просвечивает сквозь «случайные черты», любит «весь трепет этой жизни бедной»:

И я люблю сей мир ужасный:
За ним сквозит мне мир иной,
Обетованный и прекрасный
И человечески-простой...

И черная, земная кровь
Сулит нам, раздувая вены,
Все разрушая рубежи,
Неслыханные перемены,
Невиданные мятежи...
А. Блок

Поэты вообще обладают свойством предугадывать будущее, не только свое личное, но и целой страны. Александр Блок особенно отличался этим даром. Но мне все же кажется, что пророчество Блока надо понимать как общий вывод здравомыслящих честных людей того времени. В октябре 17-го года поэт уже был зрелым человеком и мог здраво оценивать ситуацию в стране.

Известно, что в те времена немало кликушествовали о конце света. Общество удручало трагическое начало двадцатого века: гибель первых аэропланов, кошмар катастрофы «Титаника», землетрясения, появление комет, революция 1905 года в России и т.д. Писатели сочиняли страстные речи о неотвратимости роковой развязки, поэты воспевали смерть как избавление от страданий. Но не имея большого таланта, с любым самым богатым материалом не совладать. Блок был гений, ему удалось сделать великий вывод из всех потрясений, которые прошли через его чуткую душу. Уже в сентябре 1911 года он писал в поэме «Возмездие»:

Что ж человек? — За ревом стали,
В огне, в пороховом дыму,
Какие огненные дали
Открылись взору твоему?

В поэме также идет речь о воздвижении в будущем Храма на крови. Блок, как видит читатель, пророчит человечеству страшное будущее, но, в отличие от кликуш, он не проклинает свой век, а лишь обозначает, через какие испытания людям предстоит пройти. Говоря о пророчествах Блока той поры, нельзя забывать, что он был символист, а поэты-символисты считали, что происходит естественный процесс уничтожения этого «страшного мира».

 
На непроглядный ужас жизни Открой скорей, открой глаза, Пока великая гроза Все не смела в твоей отчизне... Дай гневу правому созреть, Приготовляй к работе руки... Не можешь — дай тоске и скуке В тебе копаться и гореть... Откуда в тонком, интеллигентном и поэтичном Блоке столько жесткости и бесстрашия? Видимо, все от веры символистов в справедливость и неизбежность трагического будущего России. Хочу отметить также известные стихи Блока, родившиеся под впечатлением картины Васнецова «Гамаюн». Здесь поэт представил путь России сквозь иго татар, голод, казни. И ему — «вещий правдою звучат Уста, запекшиеся кровью». Но путь родины Блок никогда не отделял от своего собственного: путь России — это его путь. В облике отечества многое для поэта остается загадкой. Но его завтрашний день он считает и своим завтрашним днем. О Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь! Наш путь — стрелой татарской древней воли Пронзил нам грудь. Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной, В твоей тоске, о Русь! И даже мглы — ночной и зарубежной — Я не боюсь. Начавшаяся мировая война еще более обострила чувство сопричастности к судьбам родины, народа. Идут века, шумит война, Встает мятеж, горят деревни, А ты все та ж, моя страна, В красе заплаканной и древней, — Доколе матери тужить? Доколе коршуну кружить? Наверное, было бы наивным полагать, что А. Блок ни в чем не ошибался в своем пророческом порыве. Главное, что он и в своих заблуждениях был очень искренен. Например, сотрудничая с большевиками, Блок объяснял это, как известно, тем, что, желая нового, надо принимать его в том состоянии, через которое оно проходит в данный момент. Развивая эту мысль, Блок говорил: «Я политически безграмотен и не берусь судить о тактике соглашения между интеллигенцией и большевиками. Но по внутреннему побуждению это будет соглашение музыкальное. Все зависит от личности, у интеллигенции звучит та же музыка, что и у большевиков ... Правда, большевики не произносят слова «божья», они больше чертыхаются, но ведь из песни слова не выкинешь». Итак, Александр Блок гениально вычислил собственную судьбу и судьбу России еще в начале пути: Я безумец! Мне в сердце вонзили Красноватый уголь пророка. Пушкинский «Пророк» явно помог прозрению Блока. Видимо, о пророческом даре Блока будет еще много суждений, но масштабность его поэзии ни у кого не вызывает сомнений. Сочинение Блок А.А. - Разное Тема сочинения: - Прошлое, настоящее и будущее в цикле «На поле Куликовом» А. Блока И опять идут двенадцать. А. Блок Александр Александрович Блок — гениальный мастер слова, одним из первых русских поэтов сумевший услышать и перелить в стихи «музыку революции». В поэме «Двенадцать» Блок пытался запечатлеть время такое необычное, бурное и интересное. Поэма состоит из двенадцати глав, это число еще раз повторится в двенадцати революционных солдатах, охраняющих порядок в Петрограде, и в полунамеке на учеников Иисуса, идущего впереди, «хороняся за дома». Поэма удивительно музыкальна: у каждой главы свой ритм и мелодия. Начинаясь бесшабашной русской частушкой: Как пошли наши ребята В красной гвардии служить — В красной гвардии служить — Буйну голову сложить! Через городской «жестокий романс» автор приходит к четкому революционному маршу: ...Вдаль идут державным шагом... — Кто еще там? Выходи! Это — ветер с красным флагом Разыгрался впереди... Поэт высокой культуры и изысканного вкуса, Блок «не боится» включать в свое произведение разговорную лексику простого солдата, старушки, прохожего. Эти слова не экзотические вкрапления, а существенная деталь поэмы. Автор показывает жизнь революционного Петербурга с реальными героями. Вон барыня в каракуле К другой повернулась: — Уж мы плакали, плакали... Поскользнулась И — бац — растянулась. Поэма «Двенадцать» построена на излюбленном блоковском приеме — антитезе. Черный вечер, Белый снег. Ветер, ветер! На ногах не стоит человек. Ветер, ветер — На всем божьем свете! Два контрастных цвета, белый и черный, господствуют в поэме. Лишь в конце появится красное знамя. Почему поэт видит революцию двухцветной?! Эта поэма совсем не так проста, как может показаться на первый беглый взгляд. Блок восторженно приветствовал революцию, несущую обновление, а в своей поэме он рисует беспощадный портрет участников и победителей. Гуляет ветер, порхает снег. Идут двенадцать человек. Винтовок черные ремни, Кругом — огни, огни, огни... В зубах цигарка, примят картуз, На спину б надо бубновый туз! Никакого романтизма, загадочности. Совершенно определенная характеристика участников — каторжников. Отчего же завораживает читателя повествование? Почему-то веришь, что эти двенадцать создадут необыкновенный, доселе неизвестный мир. Совершенно неожиданно впереди этих бойцов оказывается Иисус, олицетворяющий святость помыслов и самой революции. Позади — голодный пес, Впереди — с кровавым флагом, И за вьюгой невидим. If от пули невредим, Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной, В белом венчике из роз — Впереди — Исус Христос. Поэма «Двенадцать» на долгие годы стала хрестоматийным олицетворением революции, а ее создатель — большевистским поэтом. Сам Блок не был столь категоричен в оценке этого произведения. Будучи символистом, он и в этой поэме остался верен себе.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Тема «нового человека» в творчестве Блока. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Блок > Тема «нового человека» в творчестве Блока
Александр Блок

 Александр  Блок


Сочинение на тему Тема «нового человека» в творчестве Блока, Блок