А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Учителю о материале повести Николая Гоголя «Невский проспект» - сочинение

Лингвистическая поэтика - область филологических знаний, которая изучает элементы художественной формы и содержания в активном взаимодействии взаимообусловленности. Это наука о творческой словесной деятельности человека, результатом которой и является художественный текст. Каждый художественный текст –динамичная конструкция, которая порождается творческим воображением талантливой личности (автора) и сотворчеством квалифицированного читателя. Иначе говоря, художественный текст, как в содержательном проявлении, так и в формальном, согласно О. Потебней, является „продуктом живой людской духовности, словесным эстетичным целым со своими законами организации". Абсолютная истина современной лингвопоэтики - все элементы художественного текста насыщены образным смыслом, они эстетично мотивированы и функционально соотнесены. Повесть „Невский проспект" с композиционно-поэтической точки зрения можно разделить на три части, иначе - на три субтекста, которые четко мотивированы авторской идеей и их художественным воплощением.

Первый субтекст, в виде обрамления, создает часть произведения, связанную с актуализацией символического образа Невского проспекта. Второй и третий субтексты - текстуально автономные структуры «текст в тексте». Кроме реальных текстов (субтекстов), в структуре повести можно еще вычленить и отдельный текст-код, который исследователь В.Топоров называет „петербургским текстом". По его мнению, подобные тексты-коды имеются в произведениях Н. Гоголя, Ф. Достоевского. А. Блока, А. Белого, посвященных Петербургу, и их никак нельзя смешивать с простыми описаниями города на Неве. О существовании особого „петербургского текста", текста-кода в творчестве Гоголя, писал и В.Набоков в статье „Николай Гоголь": „что восхищало его в Петербурге? Многочисленные вывески.

А еще что? То, что прохожие сами с собой разговаривают или непременно жестикулируют на ходу... символический образ „столицы" в противовес провинциальным городам"... Символизм Гоголя имел физиологический оттенок, в данном случае зрительный. Бормотание прохожих также было символом - слуховым, которым он хотел передать одиночество бедняка в счастливой толпе. Гоголь, и никто другой, разговаривал сам с собой на ходу, но к этому монологу разными голосами присоединялись призраки его воображения. Пропущенный через восприятие писателя, Петербург приобретал ту удивительность, которую он потерял тогда, когда перестал быть столицей империи. Главный город России был построен гениальным деспотом на болоте и костях рабов, которые гнили в этом болоте: именно здесь и есть корень его причудливости, и его извечный недостаток, Нева, которая затапливает город, - это уже что-то на манер мифологического наказания (как описывал Пушкин); болотные духи постоянно стараются вернуть то, что принадлежит им: видение их поединка с медным царем привело к сумасшествию первого из „маленьких людей" русской литературы, героя „медного всадника", Пушкин ощущал какой-то недостаток в Петербурге: примитивный бледно-розовый отсвет его неба и таинственную мощь медного царя, который вздыбил своего коня на зябком фоне пустых проспектов и площадей.

Но причудливость этого города по-настоящему была понятной и переданной тогда, когда Невским проспектом прошел такой человек, как Гоголь. Символический внутренний монолог Гоголя - это и есть „петербургский текст", или текст-код, который подает необыкновенную мифологическую, символико-метафорическую интерпретацию образов Петербурга и Невского проспекта во всех реальных текстах „петербургского цикла". Этот символический внутренний монолог автора приобретает внешние признаки, становится семантически структурной реальностью в первому субтексте. В содержательном плане первый субтекст - это своеобразная фантасмагория, а в формальном - эта художественная структура имеет все признаки развернутого авторского монолога-описания. Показательны в композиции этого субтекста пролог и эпилог, в которых активно выражается оценочная позиция рассказчика.

В заключительной части особенно ощущается отрицательная оценка автора-рассказчика к объекту описания – Невскому проспекту: „О, не верьте этому Невскому проспекту!.. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется... все дышит обманом. Он лжет все время, Невский проспект..." Авторская оценочная позиция прямо выражена через активное использование слова „обман", функциональное значение подчеркивается использованием его как компонента лексического повтора. Синонимом „обмана" в контексте структуры является и лексема „мечта": „все обман, все мечта, все не то, чем кажется". Гоголь активно использует и предикативные метафоры „дышит обманом (все), лжет (он)", которые усиливают отрицательную оценку Невского проспекта и его завсегдатаев. Авторское отрицательное толкование символического образа „невский проспект" обусловлено и использованием мифологемы с отрицательной семантикой: "... сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать все не в настоящем виде". Все описание Невского проспекта можно разделить на пять фрагментов.

Первый фрагмент авторской панорамы-фантасмагории связанный с художественным описанием „всеобщей коммуникации Петербурга", относится к тому времени, когда Невский проспект „пуст", хотя и „наполнен старухами в изодранных платьях и салопах", вместе с тем он „пахнет только что выпеченным хлебом". Это время - раннее утро, которое переходит в полдень (до двенадцати часов) - в авторском комментарии определяется так: „можно сказать решительно, что в это время, то есть к двенадцати часам, Невский проспект не представляет ни для кого цели, он служит только средством. Он постоянно наполняется липами, имеющими свои заботы, но вовсе не думающими о нем". Эта цитата из авторского монологического слова наполнена достаточной оценочной информацией. Немного сниженная характеристика Невского проспекта и его завсегдатаев в первом фрагменте выражается концентрацией в тексте таких отрицательно мотивированных авторских словеснообразных деталей:

1) „старухи в изодранных платьях и салопах, совершающие свои наезды на церкви и на сострадательных прохожих", „плотные содержатели магазинов", „сонный Ганимед", «сонный чиновник», „русский мужик" и т.п. - в этих словосочетаниях-характеристиках показан словесный смысл „люди, вовсе не думающие в нем";
2) „пахнет", „пуст", „наполнен", „вылезает", „швыряет", „плетется", „проплетется", „наполняется", „размахивает", „высунулись" - эти предикативные слова-характеристики отмечены как словесные клише сниженного бытового уровня;
3) „хлеба", „платья", „салопы", „рубашки", „кофий", „шоколад", „метла", „галстук", „пироги", „объедки", „известь", „портфель", „гривна", „гроши", „халаты", „шторы", „шляпа", „картуз", „воротнички" - именительный ряд бытовых названий также активно демонстрирует снижено-иронический авторский смысл.

Второй фрагмент общей панорамы-фантасмагории актуализируется через образ "педагогического" Невского проспекта. Гоголь активно использует:

1) субстантивные словосочетания: „гувернеры всех наций", „питомцы в батистовых воротничках", „английские Джонсы", „французские Коки", „гувернантки, бледные миссы и розовые славянки", "легенькие, вертлявые девчонки" - в которых прямая характеристика часто доминирует над косвенной;



 
2) глагольные словосочетания-характеристики: „делают набеги", „идут под руку", „изъясняют им", „идут величаво". В этих эстетичных экспликациях преобладает авторская ирония. В совокупности все средства текстового определения "педагогического" Невского проспекта порождают французско-русский калейдоскоп лиц и характеров. Третий фрагмент отображает, в авторской хронологии, жизнь Невского проспекта с четырнадцати до шестнадцати часов. Словесно-образной доминантой этой части субтекста является открытая оценочная авторская номинация „плавная выставка лучших произведений человека". Именно в третьей зарисовке Невского проспекта наиболее ощутима авторская ирония, знаменитый гоголевский смех „сквозь слезы": „порядочные люди" говорят о „погоде", „прыщик", „ здоровье лошадей", демонстрируют „бакенбарды", „усы", „шляпки", „платья", „платки", „талии", „рукава", „улыбки", „галстуки". Средствами прямой иронической авторской оценки являются официальные названия должностных лиц, адъективные слова-характеристики: „голодные титулярные, надворные и прочие советники", „молодые коллежские регистраторы", "старые коллежские секретари". На уровне обобщенной иронической характеристики действий и состояний чиновников в третьем фрагменте жизни Невского проспекта автор использует метафорический и антонимичный контексты. Метафорическую информацию находим в описательной конструкции „на Невском проспекте вдруг настает весна, он покрывается весь чиновниками в зеленых вицмундирах", где актуализируется цвет как опорный компонент. Антонимичная информация выражается через качественную характеристику действий молодых и старых чиновников - „ молодые еще спешат воспользоваться временем и пройтись по Невскому проспекту с осанкой", а „старые - идут быстро, потупив голову". Существенной словеснообразной приметой четвертой картинки жизни Невского проспекта является отсутствие на нем чиновников. В авторском комментировании: от шестнадцати часов и до наступления сумерек Невский проспект „пуст". В контексте этого фрагмента можно еще выделить неопределенное местоимение „какой-нибудь": „какая-нибудь швея из магазина", „какой-нибудь заезжий чудак", „какая-нибудь длинная высокая англичанка с ридикюлем и книжкой в руках", „какой-нибудь артельщик". Пятый фрагмент жизни Невского проспекта посвящен характеристике его демонического лица. С сумерками начинается таинственное время, когда Невский проспект перестает быть средством и становится целью: люди и их продолговатые тени изменяются под влиянием мистической силы, все ускоряется и становится вообще непостоянным, неравным. На Невском проспекте в это время появляются и действуют известные персонажи - „молодые коллежские регистраторы, губернские и коллежские секретари", „почтенные старики", которых объединяет жажда приключений. Гоголь в указанном фрагменте использует контрастные с внешними функционально-стилистическими особенностями языковые единицы: 1) слова и словосочетания с абстрактной семантикой: „таинственное время", „заманчивый чудесный свет", „длинные тени"," важность", „удивительное благородство"; 2) конкретные бытовые слова: „будочник", „рогожа", „лестница", „фонарь", „низенькие окошки магазинов", „теплые сюртуки и шинели", „стены", „мостовая", „кушанье", „кухарки-немки", „артельщики", „купцы" и т.п. Картинка жизни Невского проспекта после наступления сумерек отличается особой художественной динамикой, которая также является средством отрицательной экспрессии. Предикативные слова-характеристики: "упадут (сумерки)", „вскарабкается (будочник)", „оживает, начинает шевелиться (Невский проспект)", „настает таинственное (время)"... и т.п. Отрицательное отношение автора-творца дохимерного города и его чудаковатых жителей имеет структурное воплощение в первому субтексте и в широком употреблении общих и метонимичных словообразований. Общий словесный образный ряд содержит: 1) названия представителей мужского рода: „житель, человек, приятель, солдат, прапорщик, содержатель, Ганимед, мужик, чиновник, старик, мальчишка, гувернер, питомец, педагог, родитель, доктор, начальник" и т.п.; 2) названия представительниц женского пола: „дама, старуха, гувернантка, мисс, славянка, девчонка, подруга, владелица, англичанка, красавица, жена"; 3) конкретно-предметные названия: „проспект, улица, усы, сюртук, волосы, голова, блюдо, карета, залог, дрожки, тротуар, сапог, след, гранит, дым, башмачок, окно, магазин" и т.п.; 4) общие названия: „благо, восторг, гулянье, дело, надобность, интерес, жадность, польза, коммуникация, развлечения, надежда, сила, слабость, перемена, время" и т.п. В образном контексте первого субтекста ряд общих названий создает единое эстетичное поле. Странный город населяют странные люди, лишенные индивидуальных имен, особых примет и действий, люди, для которых однородность, сосредоточенность на узких поведенческих стереотипах является знаком бытия.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Учителю о материале повести Николая Гоголя «Невский проспект». Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Гоголь > Учителю о материале повести Николая Гоголя «Невский проспект»
Николай Васильевич Гоголь

Николай Васильевич Гоголь


Сочинение на тему Учителю о материале повести Николая Гоголя «Невский проспект», Гоголь