А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Герои стихотворений Державина - сочинение





Литература не стояла на месте, она продолжала развиваться. Она получила свое развитие в произведении других поэтов. Одним из таких поэтов, также творивших в русле классицизма, был Г.Р. Державин. С начала 1780х годов в творчестве Г.Р. Державина появляются анакреонтические мотивы. Это мотивы наслаждения чувственными радостями бытия. Одним из главных удовольствий в жизни человека анакреонтика считала любовь. Гаврила Романович Державин, вслед за Н.А. Львовым с его переводами анакреонтики, также обращается к этому жанру легкой поэзии. Державин выпустил в 1804 году свои «Анакреонтические песни». К анакреонтике Державина привлекли такие ее достоинства, как необычайная простота и естественность стиха, глубина поэтического самораскрытия.

Именно поэтому в «Анакреонтических песнях» Державин обращается к самому глубокому из человеческих чувств — любви. «Огонь, и меч, и щит красавица сражает», — говорит Державин в своем стихотворении «К женщинам», тем самым утверждая торжество красоты в мире. Красота всегда соседствует с любовью, и в большинстве анакреонтических стихотворений Г.Р. Державина любовь — не жизнь сердца, а любование красотой. Например, в стихотворении «К Анжелике Кауфман» Милена любима, потому что мила:

Напиши мою Милену,
Белокурую лицом,
Стройну станом, возвышенну,
С гордым несколько челом,
Чтоб похожа на Минерву
С голубых была очей...

Любить — значит пленяться красотой. Поэт в своих «Анакреонтических песнях» воспевает «всех жен прекрасных». Красота у Державина — чувственная, осязаемая, теплая.
Любовь в «Анакреонтических песнях» — это также предмет поклонения, воспевания, как, например, в стихотворении «Лира»:
Так не надо звучных строев,
Переладим струны вновь;
Петь откажемся героев
И начнем мы петь любовь.

Во многих песнях этого сборника любовь предстает перед нами как самоцель. Она для лирического героя является главной жизненной задачей, без нее он просто перестает быть цельной личностью. Это понимание любви мы находим, например, в стихотворении «На разлуку», где автор такими словами описывает, как он скучает по жене: «Когда ж назад ты возвратишься, Весельем мой наполнишь дом». А в стихотворении «Соловей во сне», герой, размышляя о грядущей смерти, решает для себя:

Стану ж жизнью наслаждаться,
Чаще с милой целоваться,
Слушать трели соловья.

А в стихотворении «Желание» перед нами конкретная жизненная программа:
К богам земным сближаться
Ничуть я не ищу,
И больше возвышаться
Ничуть я не хощу.
Души моей покою
Желаю только я:
Лишь будь всегда со мною
Ты, Дашенька моя.

То есть для Державина любовь — это домашний уют, тепло, любящие тебя люди, в первую очередь жена. И те же требования к жизни и к любви предъявляет поэт в стихотворении «К самому себе». Размышляя о самом себе и о своей жизни, о людях ему встречающихся, он приходит к выводу, что «лучше, лучше мне ленится, чем злодеев наживать», и собирается построить свою жизнь по определенному плану, где любовь является, после Музы, самым главным компонентом:

Утром раза три в неделю
С милой музой порезвлюсь;
Там опять пойду в постелю
И с женою обоймусь.

Но любовь у Державина — это не только тихое, домашнее чувство. Любовь может быть и битвой, сражением между двумя любящими сердцами. О победе любви и красоты в жаркой любовной битве поэт с помощью аллегорических образов говорит в стихотворении «Победа красоты»:

Вздыхал и пал к ногам лев сильный,
Прелестну руку лобызал,
И чувства кроткие, умильны
В сверкающих очах являл.

Сопоставляя красавицу и чудовищное животное, автор показывает победу красоты и любви над силой. Любовь — сама по себе громадная сила, об этом говорится в том же стихотворении «Победа красоты»:
Не раз потом уже случалось,
Что ум смирял и ярость львов,
Красою мужество сражалось,
И побеждала все любовь.

Тема любвисражения развивается также и в стихотворении «Бой», но здесь она приобретает несколько другой аспект:

Ах, тщетна защита друга,
Ежели уж в сердце враг.
То есть сражение происходит не столько с любовью как с внешней силой, а как с чемто, что поражает изнутри.

В стихотворении «Стрелок» в ярких образах стрелка и лебеди мы опять наблюдаем взаимное противостояние и притяжение влюбленных:

Но вечор вдруг повстречалась
Лебедь белая со мной.
Хвать в колчан, ан стрел уж нету,
Лук опущен; стал я в пень.
Ах! Беречь было монету
Белую на черный день.

И в этой борьбе опять побеждает взаимная любовь, из двух любящих ни один не остается в проигрыше, эта борьба — без проигравших.

Та же мысль прослеживается в финальном четверостишии стихотворения «Геркулес»:
Не могла не улыбнуться
Красота, как шлем сняла:
Не успел он оглянуться —
В шлеме страсть гнездо свила.

Также в «Анакреонтических песнях» мы встречаем понятие любви как сладостного плена. В стихотворении «Цепи» впервые в русской лирике появляется образ любовных цепей, обвивающих человека:

А если и тебе под бремя чьих оков
Подвергнуться велит когдалибо природа,
Смотри, чтоб их плела любовь,
Приятней этот плен, чем самая свобода.

В стихотворении «Песнь баярда» лирический герой воспевает любовь: «Как твое нам вдохновенье Восхитительно, Любовь!» Для героя этого стихотворения любовь — это сладкий плен, из которого никто и не думает освобождаться:
Нет блаженнее той части,
Как быть в плене милой власти,
Как взаимну цепь носить,
Быть любиму и любить.

Герои Державина всегда носят «взаимну цепь», все чувства их никогда не остаются без ответа. На празднике жизни, каким является анакреонтическая поэзия, нет места неразделенной любви.

Так же взаимна и сладострастная любовь, описание которой встречается в таких стихотворениях, как «Пеночка», «Пчела» и другие. В стихотворении «Пеночка» через образ пеночки показывается сладость любви:

 
...Как сладка, сладка любовь! Как приятно восхищенье Быть любиму и любить. Это совершенно новый тип образности, введенный Державиным в русскую любовную лирику. Сладострастная любовь в стихотворении «Пчела» появляется в образе пчелы. Любовь в этом стихотворении сладка, как мед: «К меду прилипнув, С ним и умру», от нее невозможно оторваться. Красавица сравнивается с цветком, на который летит пчела: Соты ль душисты В желтых власах, Розы ль огнисты В алых устах, Сахар ли белый Грудь у нее... Наслаждение жизнь ю, земные радости бытия воспеваются Державиным в «Анакреонтических песнях». Им свойственен и эротический элемент — то, что Пушкин называл эротикой «невинного, великого Державина». Вот как, например, поэт рисует вакхическое сладострастие цыганской пляски: Неистово, роскошно чувство, Нерв трепет, мление любви, Волшебное зараз искусство Бакханок древних оживи. Жги души, огнь бросай в сердца От смуглого лица. В стихотворении «Праздник воспитанниц Девичьего монастыря» любовь Державин понимает как «сладострастную заразу». В стихотворении «Возвращение Весны» приход Весны символизирует начало любви. И когда «Вся природа торжествует, празднует весны приход», то вместе с Весной возвращается и любовь: С нею жить летят эроты: Без любви нельзя и вам Немного трансформируется этот образ в стихотворении «Мечта», в нем любовь тоже символизирует начало, но не начало цветения, а начало дня. Центральный образ этого стихотворения — заря, но эта заря идет не с неба, она исходит от человека: Рекою искры упадали Из рук его, во тьме горя, И розы по лицу блистали, Как утрення заря. И огонь этой зари поражает сердце любовью: Одна тут искра отделилась И на мою упала грудь, Мне в сердце, в душу заронилась — Не смела я дохнуть. Любовь в этом стихотворении — это чтото инородное, проникающее в душу извне и зажигающее ее «пламенем мечты». Такое же понимание любви, как силы, поражающей извне, присутствует еще в некоторых стихотворениях Державина. Поражение любовью чаще всего происходит с помощью стрел Купидона — бога любви. Рядом с античным божеством любви появляется и славянское божество — Лель. Стрелы Купидона вносят яд любви, который становится неотделимым от души человека. Очень ярко об этом говорится в стихотворении «Анакреон в собрании»: Он у той блистал во взглядах, У иной блистал в улыбке И пускал оттуда жалы, Как лучи пускает солнце. Но любовь, проникшая со стрелами Купидона, не только радует, но и жалит, и мучает: «И душа б твоя томилась, Уязвленная любовью». И всетаки любовь и радость рядом, что подтверждается стихотворением «Спящий Эрот», героини которого, Грации, привязывают к себе Эрота, и, вследствие этого: «Неразлучны с тех пор стали, — Где приятность, там любовь». Герой стихотворения «Анакреон у печки», видя, как «острейшими стрелами» бог любви разит сердца, заметил так: «Как бабочка от свечки, Сгорю, — сказал, — и я», утверждая тем самым, что чаша сия не минует никого, что и происходит с лирическим героем стихотворения «Купидон»: ...Ранил сердце мне смертельно И смеялся, говорил: «Не тужи, мой лук сгодится, Тетива еще цела» — С тех пор начал я крушиться, Как любви во мне стрела. А в стихотворении «Венерин суд» Эрот как бы попадает на место жертв своих стрел. Кроме образа Эрота здесь присутствует и образ его матери Венеры: Богиня отвечала: «Суди ж: коль так пчелы Тебя терзает жало, Что ж твой удар стрелы?» Анакреонтика в сознании Державина была равнозначна поэзии частой жизни, личных судеб, радостей и горестей любви, и именно поэтому поэт обращается в своем творчестве к анакреонтической поэзии — в попытке отразить внутреннюю жизнь человека. Но за свой долгий творческий путь Г.Р. Державин обращался не только к темам любви семейной, любви между мужчиной и женщиной, но и к теме любви к Родине, к своему народу. Примером этому могу служить строки стихотворения «На взятие Измаила», в которых Державин восхищается непобедимым могуществом русского народа: Где есть народ в краях вселенны, Кто б столько сил в себе имел. О кровь славян! Сын предков славных, Несокрушаемый колосс! Кому в величестве нет равных, Возросший на полсвете росс! А его стихотворение «На смерть князя Мещерского» показывает нам, что Державин обращается в своем творчестве к такой теме, как дружеские чувства, чувства достаточно глубокие и играющие важную роль в жизни и творчестве поэта. Также эта тема развивается в стихотворении «К другу»: Мы, сидя там в тени древесной, За здравье выпьем всех людей: Сперва за женский пол прелестный, За искренних своих друзей... А в стихотворении «Память другу», посвященном памяти Львова, Державин, вспоминая об умершем, призывает всех его близких вспомнить о нем: Уж нет тебя! Уж нет! — Придите Сюда вы, дружба и любовь! Печаль и вздохи съедините, Где скрыт под пеленою Львов. Г.Р. Державин оставил большой след в развитии русской лирики, выйдя из классицистических рамок и попытавшись в своих стихотворениях передать, какие чувства в реальности испытывает поэт и его лирический герой, когда любит, ненавидит, негодует или восхищается. Уже в творчестве Г.Р. Державина появляются мотивы сентиментализма — нового литературного течения, которое пришло на смену классицизму. Державин говорит о человеке с его интимными, внутренними чувствами. В его лирике появляются новые образы — образ любви сладостной, любви — радостного светлого чувства. Но свое развитие сентиментализм получил в творчестве других поэтов, таких, как М.Н. Муравьев, Н.А. Карамзин, И.И. Дмитриев, Н.А. Мелецкий и другие.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Герои стихотворений Державина. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Державин > Герои стихотворений Державина
Гаврила Державин

 Гаврила  Державин


Сочинение на тему Герои стихотворений Державина, Державин