👍Сочинение – «А Россия эта грядущая примирительница всех европейских» Достоевский 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
А Россия эта грядущая примирительница всех европейских - сочинение


Достоевский собирает все аргументы свои против них, гневно и раздражительно, саркастически-зло издевается над ними, а в конце полемики выдвигает последний и самый главный свой аргумент: они, слепые, не видят, что «в Европе, в этой Европе, где накоплено столько богатств, все гражданское основание всех европейских наций», — насколько там «все подкопано и, может быть, завтра же рухнет бесследно на веки веков, а взамен наступит нечто неслыханно новое, ни на что прежнее не похожее. И все богатства, накопленные Европой, не спасут ее от падения, ибо «в один миг исчезнет и богатство»... И дальше уже совсем близко к народникам— если уж в самом деле так необходимо, прежде чем сказать новое слово европейским народам, стать самому пародом богатым и развитым в гражданственном отношении, то почему же нужно непременно «рабски скопировать это европейское устройство (которое завтра же в Европе рухнет)? Неужели и тут не дадут русскому организму развиться национально, своей органической силой, а непременно обезличенно, лакейски подражая Европе?»

Остановлюсь на одном письме, наиболее характерном,— оно принадлежит народоволке А. П. Корба. Письмо ее — интереснейшая деталь из истории революционного народничества, страница которой, связанная с добровольческим движением в помощь восставшим славянам, все еще недостаточно ясно написана. А. П. Корба еще не вступила на революционный путь, но уже жаждет общественного дела, стремится к активному проявлению любви своей к народу. Она томится желанием поделиться с кем-нибудь мыслями и обращается к Достоевскому с такими словами: «Я скажу прямо, что я жду от Вас помощи, не имея на то права, разве только право страждущего стонать от боли; а у меня в течение долгих лет наболела душа, и если теперь я решаюсь беспокоить Вас своими стонами, то потому, что знаю, что лучшего врача не найду». И мысли свои Корба высказывает здесь же в отдельном приложении, полном восторженной радости по поводу того, что интеллигенция объединилась с простым народом в едином порыве сочувствия и сострадания к истекающим кровью южным славянам. «Настоящее движение, — пишет она совершенно по Достоевскому,—доказало нам, что мы  шли с народом не по различным направлениям... Наши лучшие качества (если только они в нас есть): великодушие, самоотвержение, незлобивость, бескорыстие — не плоды воспитания, только это национальные черты, наследие отцов, которое мы делим с народом». В добровольческом движении все эти черты обнаружились особенно ярко. «И вот. кончилась хотя и мнимая, но все-таки рознь! Наш класс, отдалявшийся от народа, потому что не знал его или перестал его знать, воссоединяется с ним. Среди сборов и приготовлений к войне за освобождение славян на Руси ныне стоит праздник, святое торжество примирения братьев! Плача, мы протягиваем пароду руки, моля принять нас вновь в лоно великой семьи русской. И слышатся приветливые слова: бог с вами, да мы и не думаем толкать вас от себя; вы сами того, маненько отворачивались... Станем отныне жить как подобает добрым братьям. Еше бы не плакать от радости, еще бы сердцу не биться безумно и не трепетать, когда сразу обрелись 86 миллионов единокровных и единоутробных братьев и сестер».

Крайне приподнятый тон этих строк, насыщенных еще наивным лиризмом расплывчатого народолюбия, характерен, главным образом в отношении эмоциональном, для той части демократически настроенной молодежи, которая не научилась еще мыслить достаточно дифференцированно и видела поэтому в Достоевском только одного «светлого двойника». После «Подростка» в «Отечественных записках» и двухлетнего существования «Дневника писателя» демократического читателя должно было, по всей вероятности, особенно поразить возобновление сотрудничества в «Русском вестнике» Каткова, появление там, в начале 1879 года, первых книг «Карамазовых». На обеде петербургских профессоров и литераторов, 13 марта 1879 года, Каблиц начал громко упрекать Достоевского за то, что он своими романами «содействует распространению журнала, направление которого, конечно, не может разделять». Достоевский «стал горячо оправдываться тем, что ему нужно жить и кормить семью», что «там денег больше и вернее и вперед дают, что цензура легче, почти нет ее, и что в Петербурге, в журналах с более симпатичным направлением, от него и не взяли бы».1 Здесь не в том дело, правду ли говорил Достоевский, указывая на эти причины. Последняя — мы это недавно видели с Салтыковым, приглашавшим его в «Отечественные записки», — безусловно неверна. Важен самый упрек со стороны Каблица, и еще важнее формулировка этого упрека: «направление которого, конечно, не может разделять», как и ответ Достоевского, который так опечалил присутствовавшего при этой сцене простодушно-реакционного Аполлона Майкова, нанес ему «удар, — как выражается Майков в письме по этому поводу, — в святую святых его души, поколебал веру в человека».2 Майков ждал от Достоевского, что он скажет: «по сочувствию с Катковым и по уважению к нему, даже по единомыслию во многих из главных пунктов», а он уклонился, не сказал, и Майков восклицает: «Что ж это такое? Отречение? Как Петр отрекся? Ради чего? Ради страха иудейского? Ради популярности?..» Ответ Достоевского Майкову не сохранился. Да и вряд ли был этот ответ. Ибо что же мог бы он ответить? О двух «половинах своей души»? О «светлом и темном» своих двойниках, о которых писал Скабичевский? Цельному в ограниченности дворянской своей идеологии Майкову это все равно было бы непонятно.



 
В один и гот же момент и за одно и то же одинаково упрекали его из двух диаметрально противоположных лагерей. Кто же он такой? И чей же он, наконец? Да, действительно, современниками воспринимались в Достоевском «два двойника» — «светлый и темный», которые постоянно боролись между собою. Судьба Пушкинской речи, где идеология его последнего периода выражена с наибольшей полнотой, оценка ее представителями разных партий иллюстрирует особенно ярко эту борьбу в нем двойников.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме А Россия эта грядущая примирительница всех европейских. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Достоевский > А Россия эта грядущая примирительница всех европейских
Федор Достоевский

 Федор  Достоевский


Сочинение на тему А Россия эта грядущая примирительница всех европейских, Достоевский