А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Романтизм как литературное направление Личность и поэзия Е А Боратынского - сочинение

    Романтизм — литературное направление, появив­шееся в Западной Европе в конце 18 века как резуль­тат разочарования в идеях Просвещения. Кризис в Европе, неудовлетворенность результатами Великой французской революции послужили причиной его возникновения. Наивысший расцвет романтизма пришелся на первую половину XIX века.

     В России романтизм появился после Отечествен­ной войны 1812 года как результат начала реакции, отказа Александра I от продолжения либеральной по­литики. Русский романтизм имеет ряд национальных особенностей: в центре художественной системы сто­ит личность, основной конфликт — конфликт между личностью и обществом. Романтическая личность — это прежде всего страстная личность, сильный харак­тер, на голову выше окружающих. Романтический ге­рой противопоставляет себя окружающему миру.

     Романтики большое внимание уделяли теме приро­ды — бурной стихии, широко использовали символи­ку. В этом направлении отсутствует эволюция харак­теров, так как обстоятельства не влияют на личность.

     Яркими представителями романтизма в России яв­ляются поэты: Жуковский, Веневитинов, Баратынский, Козлов, Дельвиг, Тютчев, Рылеев, Кюхельбе­кер, Одоевский, а также Пушкин в определенную эпо­ху своего творчества.

     Романтизм — особый тип сознания, особый вид чувствования человека, характерная особенность культуры России начала XIX века. Эта высокая ду­ховная культура рождала особый тип человека в жиз­ни и искусстве, каким и являлся Баратынский.

     «Каков мир его чувств и мыслей? Как сложилась его человеческая и творческая судьба? Как вписался в свою эпоху он, родившийся в 1800 году и ушедший из жизни в 1844? Что успел он сказать современникам и потомкам?» — вот вопросы, волнующие нас, читате­лей, размышляющих о лирическом мире поэта.

     Современник Баратынского, истинный ценитель поэтического слова И. В. Киреевский отмечал: «...что­бы дослышать все оттенки лиры Баратынского, на­добно иметь и тоньше слух, и больше внимания, неже­ли для других поэтов». В поэтическом «Послании Дельвигу» 1827 года Пушкин назвал поэта «Гам­лет-Баратынский». Что это — поэтическая метафора или пушкинская пророческая формула трагедии по­эта?

    Письма, факты биографии поэта позволяют понять причины дисгармонии, которую он испытывал с юно­шеских лет до последних дней своей жизни: тепло до­машнего очага — холодность и безразличие товари­щей по корпусу и несправедливость начальства; на­пряженная работа мысли и чувства, мечта о жизни, полной тревог, стремление защитить свое человече­ское достоинство — и проступок, повлекший за собой непомерно суровое наказание; ощущение отвержен­ности, искреннее раскаяние, самоосуждение — и мно­голетняя борьба за возвращение своего доброго имени и чести семьи; подлинное, глубинное увлечение по­эзией — и невозможность в силу сложившихся об­стоятельств отдаться ей сполна; серьезные, тревож­ные раздумья о мире и человеке, о вере и истине, о сча­стье и гармонии, снискавшие ему славу «поэта мысли»,— и мучительное ощущение непонятности и неподвластности мысли слову. Всю жизнь Баратын­ского преследовало ощущение утраченной гармонии.

     В сознание читателей-современников Баратын­ский вошел как творец элегий. Стихотворение «При­звание» вызвало восторг Пушкина. Он писал А. А. Бестужеву: «Баратынский — прелесть и чудо, «Признание» — совершенство. После него никогда не стану печатать своих элегий...». Что же дало основа­ние Пушкину столь высоко оценить элегию Баратын­ского? В чем ее совершенство?

     На первый взгляд, сюжет ее прозрачен: это благо­родное объяснение лирического героя с возлюблен­ной, к которой он не испытывает прежних чувств. Но отметить только это — значит, не добраться до под­линной глубины произведения.

 Верь, жалок я один. Душа любви желает,

 Но я любить не буду вновь;

 Вновь не забудусь я: вполне упоевает

      Нас только первая любовь.

     Эмоционально-оценочное «жалок» точно отражает состояние души героя: жалок оттого, что душа по-прежнему «любви желает», а реальная жизнь это чувство перечеркнула. Но поединок на этом не закан­чивается, он оборачивается новыми гранями. Лири­ческий герой допускает «судьбины полную победу» над ним, что «грусть минует» его. Случится это при условии, если «мнением сольется он с толпою». Но слияние с толпой — это не безропотное подчинение ге­роя ее мнению. Не случайно дважды звучит: «Кто зна­ет? ». Не меньшее внутреннее сопротивление вызыва­ет в нем и избрание «подруги без любви»: «Подругу без любви — кто знает? — изберу я». Разрыв фразы передает «судорогу сердца» перед холодностью .рас­судка: «На брак обдуманный я руку ей подам...». Так возникает еще один конфликт романтического созна­ния: разлад между чувством и разумом...

Прощаясь со своей первой любовью, поэт обраща­ется к адресату:

Прощай! Мы долго шли дорогою одною;

Путь новый я избрал, путь новый избери;

Печаль бесплодную рассудком усмири,


























 
И не вступай, молю, в напрасный суд со мною. Лирический герой, вступив в поединок с судьбой, в глубине души остается самим собою, с мечтой о гармо­ний, с его неумением и нежеланием притворяться («Притворной нежности не требуй от меня...»), с его бесстрашным самоанализом и горькой интонацией: Не властны мы в самих себе И, в молодые наши леты, Даем поспешные обеты, Смешные, может быть, всевидящей судьбе. Стихи Баратынского отличает гармоническая точ­ность и глубокая внутренняя музыкальность. Неслу­чайно композиторы обращаются к его творчеству, в частности М. И. Глинка, написавший на стихотворе­ние поэта «Разуверение» романс — «Не искушай меня без нужды...» На изломе XIX-XX веков родственным по духу окажется Баратынский Александру Блоку. Стихотво­рение Блока начинается обращением к поэту: Тебе, поэт, в вечерней тишине Мои мечты, волненья и досуги. Интонации полны тревожного предощущения: Близ Музы, ветреной подруги, Попировать недолго, видно, мне. Именно с Баратынским юный Блок делится своей тревогой: Придет пора — она меня покинет, Настанет час тревожной суеты, И прихоть легкая задумчивой мечты В моей груди увянет и застынет. Так, муза Баратынского как бы соединила два века — XIX и XX, оказавшись необходимой потомку. Сбылось пророчество поэта: «...душа моя окажется с душой его в сношеньи...»





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Романтизм как литературное направление Личность и поэзия Е А Боратынского. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Другие сочинения по современной литературе > Романтизм как литературное направление Личность и поэзия Е А Боратынского
Другие сочинения по современной литературе

Другие сочинения по современной литературе


Сочинение на тему Романтизм как литературное направление Личность и поэзия Е А Боратынского, Другие сочинения по современной литературе