А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Романтический мир Жуковского - сочинение




	

«Романтизм — это душа». Известно, что Марине Цветаевой очень нравилось такое поэтичное и высокое определение романтизма, которое дал В. Жуковский. Впрочем, это далеко не научное определение удивительным образом перекликается с другими формулами романтизма: «Подлинным содержанием романтизма служит абсолютная внутренняя жизнь» (Гегель); «Романтизм есть не что иное, как апофеоза личности» (И. С. Тургенев). И поразительно, что все эти формулы как нельзя лучше подтверждаются поэтическим опытом самого Жуковского.

Можно считать общим местом известное и много раз повторенное утверждение о том, что творчество Жуковского определило развитие всей русской поэзии ХIХ века. Но это и в самом деле так. Осознав себя поэтом на рубеже двух веков, Жуковский легко и быстро усвоил эстетику классицизма, но с первых же шагов выступил ее оппонентом, противопоставив рационализму господствовавшего в то время художественного направления эмоциональное и личностное начало, определяющее эстетику романтизма. И хотя поэта привлекала в поэзии классицизма гражданская тема и он восторженно писал об одах Державина, в его собственном творчестве гражданско-патриотическая тема зазвучит гораздо лиричнее, эмоциональнее и, может быть, даже интимнее.

Сам поэт считал началом своего творчества перевод «Элегии, написанной на сельском кладбище», английского роман- тика Томаса Грея. В этом переводе соединились многие элементы будущей поэзии Жуковского: пристрастие к жанру элегии, сосредоточенность на внутреннем мире лирического героя, «лелеющая душу гуманность» и, наконец, совершенно особое, сугубо творческое отношение к искусству художественного пере вода. Все эти черты получили великолепное продолжение в дальнейшем творчестве Жуковского.

Элегия получила название «Сельское кладбище». Следуя за Греем в развитии поэтической мысли, Жуковский вносит в перевод многие собственные наблюдения и мысли, обращает внимание на социальные противоречия общества, сострадает бедным поселянам. Юноша-поэт, размышляющий на сельском кладбище, мечтательнее, меланхоличнее, одухотвореннее, чем лирический герой Грея.

Становлению художественного мира Жуковского в этот период способствует и его обращение к прозаическим жанрам, в работе над которыми поэт оттачивает свою способность делать живыми и узнаваемыми картины русской природы, порой буквально списанные с пейзажей его родных мест — Мишенского и Белева. Такие романтические повести, как «Вадим Новгородский» и «Марьина роща», помогли молодому Жуковскому освоить новый, отличный от классицизма, подход к истории и человеку. Во взаимодействии жанров элегии и романтической повести складывался неповторимый художественный мир Жуковского.

Путь к элегии как наилучшему выражению внутреннего мира человека лежал через освоение богатого опыта, накопленного европейской поэзией Обращение Жуковского к переводу не было случайным. Именно в литературе европейского романтизма видел он живой источник вдохновения. Впрочем, его художественные интересы были шире, чем освоение художественного наследия великих романтиков. В сфере его интересов и величайшие поэты античности: Гомер, Овидий, Гораций, Вергилий. Характерно, однако, что уже тогда Жуковский ставит под сомнение необходимость точного, буквального воспроизведения на русском языке поэтического текста первоисточника.

По поводу одного из немецких переводов Горация он замечает:«Совершенное подражание Горацию! Не слишком ли рабское? То, что прилично Горацию, прилично ли нашему времени? дух поэта и дух его времени!

Ошибочно думать, что Жуковский провозглашает произвол в переводческом мастерстве, Нет, конечно. И переводи, например, «Одиссею» Гомера, Жуковский очень точно передает не только текст, но и ритм, интонацию, весь художественный строй этих великих произведений. Но в лирических жанрах, будь то Гораций, Гёте или тот же Шиллер, он старается создать не механический перевод, а оригинальное русское произведение, которое непременно должно найти отклик в душе русского читателя. Белинский писал, что поэзия Жуковского не только указала на богатые источники европейского искусства, но и сумела с непостижимой силой «усвоить их русскому языку».

Задумав поначалу целый элегий («Уединение», «Мечты», «Ручей», «Музыка»), поэт вскоре отказался от этого замысла и соединил все волновавшие его мотивы в элегии «Вечер», которую современники оценили как одно из высших достижений Жуковского. В этом стихотворении удивительно точно воспроизведены места, с которыми связаны детство и юность поэта: «поля, холмы родные», которые позже будут воспеты в «Певце во стане русских воинов». «В зеркале воды колеблющийся град» — это уездный городок Беден, куда Жуковский ездил давать уроки своим племянникам Протасовым. Зная о драматической любви Жуковского к Маше Протасовой, нетрудно почувствовать в вечере те лирические интонации, которые впоследствии станут определяющими в стихах, посвященных любимой девушке, начиная с восторженного гимна «К ней» до трагического реквиема, написанного в день ее ранней смерти.

 
Безвременная кончина М. Протасовой усиливает мотивы жизненного разочарования в лирике Жуковского. Все чаще в его элегиях начинает возникать противопоставление «здесь» (реальной жизни с ее тяготами и невзгодами) и «там» (особого мира, где душа обретает всю полноту бытия). Усиливаются религиозно-мистические мотивы в творчестве поэта, все чаще «там» становится образом счастливого прошлого, безвозвратно утеря иного «здесь». Классическая элегия становится недостаточной для выражения всего диапазона чувств и мыслей поэта. Он осваивает песенно-романсовые жанры, особенностью которых становится ярко выраженная вопросительная интонация. В отличие от оды, где эта интонация носила чисто риторический характер, в песне она становится лирической, эмоциональной. Но нигде творческая мощь Жуковского не проявилась так, как в его знаменитых балладах. Отталкиваясь от «Леноры», он создает знаменитую «Людмилу», а затем — «Светлану», «Ивиковых журавлей» и другие баллады, в которых делает фактом русской поэзии мир народных преданий, суеверий, легенд, мифов. И здесь, в жанре баллады, он еще более, чем в жанре элегии, свободен и раскован. Европейское средневековье под пером Жуковского становится поэтическим прошлым России, и в этом смысле его переводные и оригинальные баллады стоят в едином ряду. Может быть, лучше других почувствовала это М. Цветаева, которая в коротком очерке «два «Лесных царя» убедительно показала, что перевод Жуковского существенно отличается от текста Гёте, но при этом «лучше перевести нельзя, да и не нужно». «Лесной царь» Гёте и «Лесной царь» Жуковского — два великих произведения. Особое место в творчестве Жуковского занимают стихотворения, связанные с 1812 годом, среди которых, несомненно, главным является «Певец в стане русских воинов». Известно, что во время Отечественной войны Жуковский вступил в народное ополчение, прошел вместе с русской армией путь от Москвы до Тарутина и именно в Тарутинском лагере написал свое знаменитое стихотворение. Поэтические тосты певца — за славных предков, великих полководцев (Дмитрия Донского, Александра Суворова и др.), за «родину святую», за живых и павших героев. Патриотическое чувство Жуковского становится неотъемлемой частью духовного мира личности, и именно в такой трактовке особенно сильно проявляется романтический характер «батального» стихотворения поэта. Своеобразным продолжением этого знаменитого стихотворения стало послание «Императору Александру», написанное в 1814 году. Пушкин очень высоко ценил это послание: «Наши таланты благородны, независимы... Прочти послание к Александру Жуковского. Вот как русский поэт говорит русскому царю» Впрочем, это далеко не единственный отзыв Пушкина о Жуковском. «Победитель-ученик» всегда оставался верен «побежден ному учителю» и готов был отстаивать его славу перед всем светом. В полемике с К. Рылеевым и А. Бестужевым Пушкин был резок и прям: «Зачем кусать нам груди кормилицы нашей? Оттого, что зубки прорезались? Что ни говори, Жуковский имел решающее влияние на дух нашей словесности. К тому же пере водной его слог остается до сих пор образцовым». Влияние Жуковского, несомненно, испытал и сам Пушкин, и многие другие поэты. Достаточно вспомнить, как в пушкинской «деревне» были развиты мотивы «Сельского кладбища», как был подхвачен Пушкиным и Лермонтовым образ «узника», как Пушкин вдохновенно подхватил и продолжил образный строй Жуковского в знаменитом стихотворении «Цветок», со хранив и усилив вопросительную интонацию, как «отлученный от ветки» листок в стихотворении Жуковского превратился в знаменитый «дубовый листок» у Лермонтова. Этот перечень можно было бы продолжать и далее, но, пожалуй, самое знаменитое, что Пушкин буквально взял у Жуковского и возвел в шедевр мировой лирике, — это «гений чистой красоты». Впервые Жуковский употребил эти слова в знаменитом описании Сикстинской мадонны Рафаэля, затем повторил их в элегии «Лалла Рурк»: Ах, не с нами обитает Гений чистой красоты. Лишь порой он навещает Нас с небесной высоты. Многие исследователи считают эти строки квинтэссенцией романтического идеализма поэта. Наверное, это так. И, вспоминая сегодня многие и многие строки Жуковского, хочется с благодарностью повторить его собственные слова: «Романтизм — это душа».





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Романтический мир Жуковского. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Жуковский > Романтический мир Жуковского
Василий Жуковский

Василий  Жуковский


Сочинение на тему Романтический мир Жуковского, Жуковский