А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Образы помещиков в поэме Н Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" 2 - сочинение

Проблема поиска счастья — центральный мотив, которому подчинены все события в поэме. Вопрос: «кому живется весело, вольготно на Руси?» — самый главный в жизни всего крестьянства пореформенной России. Первоначально мужикам кажется, что для счастья достаточно быть сытым. Но по мере знакомст­ва с различными героями понятие счастья изменяется. Путешествие, в которое отправляются семь времен­нообязанных крестьян с целью найти ответ на главный вопрос, позволяет автору ввести самых разных героев, их биографии, рассказы, подробные описания. Среди многочисленных героев странникам встречается поме­щик Оболт-Оболдуев со своими воззрениями на счаст­ливую жизнь. Дворянское понимание счастья — это богатство, владение собственностью:

Бывало, ты в окружности

Один, как солнце на небе,

Твои деревни скромные,

Твои леса дремучие,

Твои поля кругом!

...Там рыба в речке плещется:

«Жирей-жирей до времени!»

Там заяц лугом крадется:

«Гуляй-гуляй до осени!»

Все веселило барина,

Любовно травка каждая

Шептала: «Я твоя!» Всеобщая покорность также услаждала сознание барина:

... И знали мы почет.

Не только люди русские,

Сама природа русская

Покорствовала нам.

...Пойдешь ли деревенькою —

Крестьяне в ноги валятся,

Пойдешь лесными дачами —

Столетними деревьями

Преклонятся леса!

Пойдешь ли пашней, нивою —

Вся нива спелым колосом

К ногам господским стелется,

Ласкает слух и взор!

Оболт-Оболдуев упивался своей властью над людь­ми, ему принадлежащими: Ни в ком противоречия, Кого хочу — помилую, Кого хочу — казню. Закон — мое желание! Кулак — моя полиция! Удар искросыпительный, Удар зубодробительный, Удар скуловорррот!.. И   при    таком    отношении    со    своей    стороны Оболт-Облдуев искренне верит, что принадлежащие ему крестьяне хорошо относились к нему: Зато, скажу не хвастая, Любил меня мужик! Помещик искренне тоскует по тем временам, когда он обладал безграничной властью над крестьянами. За­слышав колокольный звон, он с горечью произносит: Звонят не по крестьянину! По жизни по помещичьей Звонят!.. Ой жизнь широкая! Прости-прощай навек! Прощай и Русь помещичья! Теперь не та уж Русь!.. Для него и его семьи многое изменилось после от­мены крепостного права:

Деревней ехать совестно, Мужик сидит — не двинется, Не гордость благородную — Желчь чувствуешь в груди. В лесу не рог охотничий Звучит — топор разбойничий, Шалят!., а что поделаешь? Кем лес убережешь!.. Поля — недоработаны, Посевы — недосеяны, Порядку нет следа! Конечно, чувства Гаврилы Афанасьевича можно понять, когда он сожалеет о разоренной усадьбе:

...Боже мой!

Разобран по кирпичику

Красивый дом помещичий,

...Обширный сад помещичий,

Столетьями взлелеянный,

Под топором крестьянина

Весь лег, — мужик любуется,

Как много вышло дров!

Черства душа крестьянина,

Подумает ли он,

Что дуб, сейчас им сваленный,

Мой дед рукою собственной

Когда-то насадил!

Что вон под той рябиною

Резвились наши детушки,

И Ганичка и Верочка

Аукались со мной?

Что тут, под этой липою,

Жена моя призналась мне,

Что тяжела она

Гаврюшей, нашим первенцем,

И спрятала на грудь мою

Как вишня покрасневшее

Прелестное лицо!..

Оболт-Оболдуев гордится своим дворянским проис­хождением, мысль о труде оскорбительна для него:

Трудись! Кому вы вздумали

Читать такую проповедь!

Я не крестьянин-лапотник,

Я божиею милостью

Российский дворянин!

Россия — не неметчина,

Нам чувства деликатные,

Нам гордость внушена!

Сословья благородные 

У нас труду не учатся.

...Скажу я вам, не хвастая,

Живу почти безвыездно

В деревне сорок лет,

А от ржаного колоса

Не отличу ячменного,

А мне поют: «Трудись!» Помещик даже находит оправдание своему безде­лью и праздной жизни всего дворянства:

А если и действительно

Свой долг мы ложно поняли

И наше назначение

Не в том, чтоб имя древнее,

Достоинство дворянское

Поддерживать охотою,

Пирами, всякой роскошью

И жить чужим трудом,

Так надо было ранее

Сказать... Нужно отдать должное Оболту-Оболдуеву — он признает свою никчемность:

Коптил я небо божие,

Носил ливрею царскую,

Сорил казну народную

И думал век так жить... Гаврила Афанасьевич очень гордится своим знат­ным происхождением, а ведь получена царская ми­лость была его предками не за какие-то заслуги перед государством, а случайно:

Мой предок Оболдуй

Впервые поминается

В старинных русских грамотах

Два века с половиною

Назад тому. Гласит

Та грамота: «Татарину

Оболту Оболдуеву

Дано суконце доброе,

Ценою в два рубля:

Волками и лисицами

Он тешил государыню,

В день царских именин,

Спускал медведя дикого

С своим, и Оболдуева

Медведь тот ободрал... Эта встреча семи странников с Оболтом-Оболдуе-вым, их реплики по ходу его рассказа свидетельству­ют о том, что мужикам чужды идеалы господ. Их раз­говор — столкновение непримиримых точек зрения. Фразы странников, начиная с наивно-простодушной («Леса нам не заказаны — видали древо всякое!) и за­канчивая социально-острыми («Кость белая, кость черная, И поглядеть, так разные, — им разный и по­чет! А про себя подумали: «Колом сбивал их, что ли ты молиться в барский дом?..», «Да, было вам, помещи­кам, житье куда завидное, не надо умирать!»»), от­крывают читателю ту пропасть, которая существует между ними и господами.

Гаврила Афанасьевич, сохранивший в душе чело­веческое отношение к своим крепостным, понимает, что зависит от крестьян и именно им обязан своим благополучием. Он тоскует по прежним временам, но смиряется с отменой крепостного края. А вот князь Утятин никак не хочет верить, что утратил власть над своими крепостными. Образ этого помещика менее симпатичен:

Худой! Как зайцы зимние,

Весь бел, и шапка белая,

Высокая, с околышем

Из красного сукна.

Нос клювом,

Как у ястреба,

Усы седые, длинные

И — разные глаза:

Один здоровый — светится,

А левый — мутный, пасмурный,

Как оловянный грош. Привыкший к власти, он очень болезненно воспри­нял весть о царском Манифесте. Крестьяне-вахлаки так рассказывают об этом:

Помещик наш особенный,

Богатство непомерное,

Чин важный, род вельможеский,

Весь век чудил, дурил,


























 
Да вдруг гроза и грянула... Не верит: врут разбойники! Посредника, исправника Прогнал! дурит по-старому, Стал крепко подозрителен, Не поклонись — дерет! Сам губернатор к барину Приехал: долго спорили, Сердитый голос барина В застольной дворня слышала; Озлился так, что к вечеру Хватил его удар! Всю половину левую Отбило: словно мертвая, И, как земля, черна... Пропал ни за копеечку! Известно, не корысть, А спесь его подрезала, Соринку он терял. Увидев крестьян деревни Вахлаки, Пахом назвал их богатырями. Но автор дальнейшим повествовани­ем показывает покорность и невежество мужиков. В решении «помалчивать до смерти старика» о догово­ренности с наследниками, согласие поддержать слух о том, «что мужиков помещикам велели воротить» — много от прежней приниженности и покорности. На­род — богатырь и труженик — обрекает себя на добро­вольное рабство. Этим Н. А. Некрасов показывает, что крестьяне не утратили веру в возможность догово­риться с помещиками, в возможность извлечь выгоду для себя, сохранив прежнюю систему взаимоотноше­ний. Ярким примером этого является «юродство» Клима перед барином: Кого же нам и слушаться? Кого любить? Надеяться Крестьянству на кого? Бедами упиваемся, Слезами умываемся, Куда нам бунтовать? Все ваше, все господское — Домишки наши ветхие, И животишки хворые, И сами — ваши мы! Зерно, что в землю брошено, И овощь огородная, И волос на нечесаной Мужицкой голове — Все ваше, все господское! В могилках наши прадеды, На печках деды старые И в зыбках дети малые — Все ваше, все господское! ...И вновь сказал: «Отцы! Живем за вашей милостью, Как у Христа за пазухой: Попробуй-ка без барина Крестьянин так пожить! ...Куда нам без господ? ...Отцы! руководители! Не будь у нас помещиков, Не наготовим хлебушка, Не запасем травы! Хранители! Радетели! И мир давно бы рушился Без разума господского, Без нашей простоты! Вам на роду написано Блюсти крестьянство глупое, А нам работать, слушать, Молиться за господ!» Неудивительно, что старик после таких слов готов часами говорить о своих правах: И точно: час без малого Последыш говорил! Язык его не слушался: Старик слюною брызгался, Шипел! И так расстроился, Что правый глаз задергало, А левый вдруг расширился И — круглый, как у филина, — Вертелся колесом. Права свои дворянские, Веками освященные, Заслуги, имя древнее Помещик поминал, Царевым гневом, божиим Грозил крестьянам, ежели Взбунтуются они, И накрепко приказывал, Чтоб пустяков не думала, Не баловалась вотчина, А слушалась господ! Поверив в обман, разбитый параличом князь про­должает самодурство: Через деревню катится Рессорная колясочка: Вставай! картуз долой! Бог весть с чего накинется, Бранит, корит; с угрозою Подступит — ты молчи! Увидит в поле пахаря И за его же полосу Облает: и лентяи-то, И лежебоки мы! А полоса сработана, Как никогда на барина Не работал мужик... ... Нашел, что сено мокрое, Вспылил: «Добро господское Гноить? Я вас, мошенников, Самих сгною на барщине! Пересушить сейчас!..» ...(Попробовали странники: Сухохонько сенцо!) Приказы Последыша бессмысленны и нелепы. На­пример, чтобы поправить материальное положение вдовы Терентьевны, которая «побирается христовым подаянием», барин приказал «на той вдове Терентье-вой женить Гаврилу Жохова, избу поправить заново, чтоб жили в ней, плод и лися и правили тягло». А той вдове — под семьдесят, А жениху — шесть лет! ...Другой приказ: «Коровушки Вчера гнались до солнышка Близ барского двора И так мычали, глупые, Что разбудили барина, — Так пастухам приказано Впредь унимать коров!» ...Еще приказ: «У сторожа, У ундера Софронова, Собака непочтительна: Залаяла на барина, Так ундера прогнать, А сторожем к помещичьей Усадьбе назначается Еремка!..» Покатилися Опять крестьяне со смеху: Еремка тот с рождения Глухонемой дурак! Мужики с юмором относятся к выходкам Последы­ша («Ну, хохот, разумеется!..», «Опять смеется вот­чина».), но последствия разыгранной комедии пе­чальны. Шутка обернулась бедой — погиб Aran Пет­ров, единственный человек, осмелившийся вступит в открытый конфликт с выжившим из ума стариком. Он не желает терпеть моральное унижение и бросает в глаза Утятину: Цыц! Ничикни! Крестьянских душ владение Покончено. Последыш ты! Мужики так объясняют причину смерти Агапа: Не будь такой оказии, Не умер бы Aran! Мужик сырой, особенный, Головка непоклончива, А тут: иди, ложись! И извлекают для себя урок: Хвали траву в стогу, А барина — в гробу! В трех главах поэмы: «Про холопа примерного — Якова верного», «О двух великих грешниках» и «Кре­стьянский грех» тоже возникают образы помещиков. И лишь в последней из них барин совершает добрый поступок — перед смертью дарует волю своим кресть­янам. А в первых двух вновь звучит тема жестокого издевательства над крестьянами. Поливанов всю жизнь, с малолетства, издевается над верным холо­пом Яковом: В зубы холопа примерного, Якова верного, Походя дул каблуком. Пан Глуховский тоже не отличается добродетель­ностью, да еще и хвастается своими злодеяниями: Пан усмехнулся: «Спасения Я уж не чаю давно, В мире я чту только женщину, Золото, честь и вино. Жить надо, старче, по-моему: Сколько холопов гублю, Мучу, Пытаю и вешаю, А поглядел бы, как сплю!» В поэме звучит тема взаимоотношений угнетенного и угнетателя. Автор показывает, что существующий конфликт между помещиком и крестьянином нельзя решить мирным путем и ставит вопрос о путях выхода крестьянства к свободе и счастью.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Образы помещиков в поэме Н Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" 2. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Кому на Руси жить хорошо > Образы помещиков в поэме Н Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" 2
Кому на Руси жить хорошо

Кому на Руси жить хорошо


Сочинение на тему Образы помещиков в поэме Н Некрасова "Кому на Руси жить хорошо" 2, Кому на Руси жить хорошо