👍Сочинение – «О Мандельштам и его лирика» Мандельштам 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
О Мандельштам и его лирика - сочинение

Осип Эмильевич Мандельштам родился в Варшаве мелкобуржуазной семье. Детство и юность провел в Петер­бурге и Павловске. Окончил Тенишевское училище. В 19 году он едет за границу — в Париж, Рим, Берлин, слуша­ет университетские лекции в Сорбонне и Гейдельбергском университете. Как поэт дебютировал в журнале «Аполлон» в 1909 году, а еще через три года вышла первая книга его стихов под названием «Камень», возвестившая миру о рож­дении еще одного талантливого русского поэта.

Мандельштам — поэт философского склада, с обострен­ным интересом к истории. Влюбленный в Древнюю Элла­ду, он глубоко ощущал связь русской культуры с элли­низмом, полагая, что благодаря этой преемственности «русский язык стал именно звучащей и горящей плотью».
В стихотворениях Мандельштама звучит торжественное, чуть архаичное, полновесное слово. Это поэт большой изоб­разительной точности; его стих краткий, отчетливый и ясный, изысканный по ритмам; он очень выразителен и красив по звучанию. Насыщенный литературно-историчес­кими ассоциациями, строгий по архитектонике, он требует пристального и внимательного чтения.
Настроение «Камня» — меланхолическое. Рефреном большинства стихотворений стало слово «печаль» — «куда печаль забилась, лицемерка». Однажды оговорившись: «Я от жизни смертельно устал, ничего от нее не приемлю», — Мандельштам затем твердо заявит о принятии мира со всеми его превратностями: «Я вижу месяц бездыханный и небо мертвенней холста; Твой мир болезненный и стран­ный, я принимаю, пустота!» И в «Камне», и в сборнике ¦Tristia» большое место занимает тема Рима, его дворцов, площадей. В «Tristia» есть цикл любовных стихотворений. Часть из них посвящена Марине Цветаевой, с которой, по свидетельству некоторых современников, у поэта был «бур­ный роман».

Любовная лирика светла и целомудренна, лишена тра­гической тяжести. Влюбленность — почти постоянное чув­ство Мандельштама, но трактуется оно широко: как влюб­ленность в жизнь. Любовь для поэта — все равно что по­эзия. В 1920 году, перед тем как окончательно соединить свою жизнь с Надеждой Яковлевной, Мандельштам испы­тал глубокое чувство к актрисе Александринского театра. Ей посвящено несколько стихотворений. Несколько сти­хотворений поэт посвятил А. Ахматовой. Надежда Яков­левна, жена и друг поэта, пишет: «Стихи к Ахматовой... нельзя причислить к любовным. Это стихи высокой дружбы и несчастья. В них ощущение общего жребия и ката­строфы». О любви Осипа Мандельштама к красавице Ольге Ваксель, о вызванных этим семейных раздорах подробно Рассказала в своих воспоминаниях Надежда Яковлевна. Что поделаешь, Мандельштам действительно довольно
часто влюблялся, принося огорчения своей Наденьке, русская поэзия обогащалась прекраснейшими стихами на вечную тему любви. Мандельштам влюблялся, пожалуй, до последних лет жизни, восхищаясь жизнью и красотой.

Мандельштам одним из первых стал писать стихи на граж­данские темы. Революция была для него огромным событи­ем, и слово «народ» не случайно фигурирует в его стихах.

В 1933 году Мандельштам написал антисталинские стихи и прочел их в основном своим знакомым — поэтам, писателям, которые, услышав их, приходили в ужас и говорили: «Я этого не слышал, ты мне этого не читал...»

Мы живем, под собою не чуя страны, Наши речи за десять шагов не слышны, А где хватит на полразговорца, Там припомнят кремлевского горца.

В ночь с 13 на 14 мая 1934 года Мандельштама арес­товали. Ему всерьез угрожал расстрел. Но за него всту­пились друзья и жена. Это сыграло свою роль; его выс­лали в Воронеж. После окончания трехгодичной ссылки Мандельштамы вернулись в Москву.

2 мая 1938 года Мандельштам вновь был арестован и осужден на пять лег исправительно-трудовых лагерей по обвинению в контрреволюционной деятельности. Затем Таганка, Бутырка, следование по этапу во Владивосток. Оттуда — единственное письмо, отправленное в октябре 1938 года.

На земле нет могилы Осипа Мандельштама. Есть лишь где-то котлован, куда в беспорядке сброшены тела заму­ченных людей; среди них, по-видимому, лежит и Поэт — так его звали в лагере.

В самых горьких стихах Мандельштама не ослабевает восхищение перед жизнью, в самых трагических, таких как «Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма...», звучит этот восторг, воплощенный в поразитель­ных по новизне и силе словосочетаниях: «Лишь бы толь­ко любили меня эти мерзкие плахи, Как, нацелясь на смерть, городки зашибают в саду...» И чем труднее обсто­ятельства, тем ощутимей языковая крепость, тем пронзи­тельней и удивительней подробности. Тогда-то и появились такие дивные детали, как «океанических нитка жемчугов и таитянок кроткие корзины». Кажется, за стихами Ман­дельштама просвечивают то Моне, то Гоген, то Сарьян...
Не ограничена еще моя пора, И я сопровождал восторг вселенский.
Как вполголосая органная игра Сопровождает голос женский...

Это сказано 12 февраля 1937 года. Счастье возникало в момент создания стихотворения, может быть, в самой тяжелой ситуации, и чудо его возникновения поражает больше всего.


 
Не разнять меня с жизнью — Ей снится Убивать и сейчас же ласкать Кажется, человек, идущий по воде, внушил бы нам меньший трепет. Непонятно, каких чудес нам еще нуж­но, если ежегодно в мае на пустыре зацветает сирень, если на почве бедности, неизвестности или прирожденного заб­вения, войн и эпидемий написана музыка Баха и Моцар­та, если из «каторжной норы» до нас дошли слова декаб­риста Лунина о том, что в этом мире несчастны только глупцы и животные, если у нас под рукой лежат воронеж­ские стихи Мандельштама. Переживание стихов как счас­тья — это и есть счастье. Еще нелепей жалобы на то, что его нет в жизни, что оно возможно лишь в поэзии. «Нет счастья в жизни» — это вообще не человеческая, а уголовная формулировка. На противоборстве счастья и беды, любви к жизни и страха перед ней держится вся поэзия и в особенности — Мандельштама, выдержавшая самое тяжелое испытание в истории русской поэзии. «Жизнямочкой и умиранкой» назвал он бабочку. Так же он мог сказать и о своей душе. «Зрячих пальцев стыд и выпуклая радостность узнавания» водили его пером. Даже для изображения смерти Мандельштам привлекает самые живые и ощутимые подробности: Лиясь Для ласковой, только что снятой маски, Для пальцев гипсовых, не держащих пера, Для укрупненных губ, для укрепленной ласки Крупнозернистого покоя и добра... В чем выражается любовь к изображаемому предмету? В ласковом, самозабвенном внимании к нему. «Вода на булав­ках и воздух нежнее лягушкиной кожи воздушных шаров». Такое пристальное внимание, готовое поменяться местом с изображаемой вещью, влезть в ее «шкуру», почувствовать за нее, и ведет и согревает эту поэзию, дает возможность ощу­тить подноготную мира и нашего сознания. «Мы стоя спим в густой ночи под теплой шапкою 0Ве. чьей...», «Тихонько гладить шерсть и ворошить СОЛОМу как яблоня зимой, в рогоже голодать», «Кларнетом уЩ ренним зазябливает ухо», «Как будто я провис на соб­ственных ресницах...» Разумеется, эта способность «впиваться в жизнь» замечательно сочетается у Мандельштама с высоким интел­лектуализмом, но он не имеет ничего общего с абстракциями, рассудочностью, он погружен в жизнь, природу, историю, культуру, сцеплен с миром и мгновенно откли­кается на его зов. Поэзия внушает счастье и мужество, она наш союзник в борьбе с «духом уныния». Народу нужен стих таинственно-родной, Чтоб от него он вечно просыпался. И льнянокурою каштановой волной — Его звучаньем умывался. Никто не может и сегодня с окончательной точностью назвать дату его смерти и место захоронения. Большин­ство свидетельств подтверждает «официальную» дату кон­чины поэта — 27 декабря 1938 года, но некоторое оче­видцы «продлевают» его дни на несколько месяцев, а под­час и лет... Еще в 1915 году в статье «Пушкин и Скрябин» Ман­дельштам писал о том, что смерть художника есть его последний и закономерный творческий акт. В «Стихах неизвестном солдате» он провидчески сказал: ... Наливаются кровью аорты, И звучит по рядам шепотком: Я рожден в девяносто четвертом, Я рожден в девяносто втором... И в кулак зажимая истертый Год рожденья — с гурьбой и гуртом, Я шепчу обескровленным ртом: Я рожден в ночь с второго на третье Января в девяносто одном Ненадежном году — и столетья Окружают меня огнем. Смерть Мандельштама — «с гурьбой и гуртом», со сво­им народом — к бессмертию его поэзии добавила бессмер­тие судьбы. Мандельштам-поэт стал мифом, а его творчес­кая биография — одним из центральных историко-культур­ных символов XX века, воплощением искусства, противо­стоящего тирании, умерщвленного физически, но победив­шего духовно, вопреки всему воскресающего в чудом сохра­нившихся стихах, романах, картинах, симфониях.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме О Мандельштам и его лирика. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Мандельштам > О Мандельштам и его лирика
Осип Мандельштам

Осип  Мандельштам


Сочинение на тему О Мандельштам и его лирика, Мандельштам