А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Допрос во дворце Ирода Великого (Анализ эпизода романа - сочинение



Роман «Мастер и Маргарита», над которым Булгаков работал с конца 20-х годов до самой смерти, принес ему посмертную мировую славу. Булгаков писал свой роман как исторически и психологически достоверную книгу о своем времени и его людях, и потому роман стал уникальным человеческим документом той примечательной эпохи. И в то же время это многосмысленное повествование обращено в будущее, является книгой на все времена. Роман сложен по своему содержанию, структуре и образному строю: сати-ические сцены современности чередуются с психологически углубленными сценами древнего мира. Судьбы реальных героев послереволюционной Москвы, гро-ескных, чудаковатых, переплетаются с возведенными в реальность полусказочными (Воланд и его свита) и мифологическими (Иешуа – Христос) образами. Все это показывает авторскую концепцию добра и зла как вечно соседствующих и переходящих одно в другое начал жизни. Идея вечного противостояния духовного идеала силам зла выражается с помощью философско-этических проблем, поставленных Булгаковым в романе.

Ершалаимские главы более чем московские помогают понять и осмыслить основную идею романа. Особенно четко она прослеживается во второй главе, в сцене допроса нищего бродячего философа прокуратором Иудеи Понтием Пила-том. Примечательно то, что Булгаков не пересказывает, а переосмысляет евангельский сюжет, более того, ведет резкую полемику с евангельской трактовкой образа Иисуса Христа. В образе Иешуа Га-Ноцри изображен не сын Божий, а сын человеческий, несущий высочайший моральный идеал добра, сострадательности, отваги. Изменен и характер проповеди, Булгаков оставляет только одно нравственное положение «Все люди добрые».

Сюжет Евангелия определяется событиями жизни Иисуса, а у Булгакова главной личностью становится прокуратор. Пилат – сложная драматическая фигура. Он умен, не чужд человеческих чувств, живого сострадания. Пока Иешуа проповедует, что все люди добрые, Пилат склонен взирать снисходительно на это чудачество. Хотя первым побуждением прокуратора было намерение «повесить его», не обременяя себя допросом, но из чувства долга он продолжает задавать вопросы и среди них вопрос об истине. На что Иешуа ответил: «Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова, и болит так сильно, что ты малодушно помышляешь о смерти». Чудо? Нет. Исцеление словом – не такое уж редкое явление в практике хорошего психотерапевта. В основе его – огромная проницательность, понимание человека и главное качество – сострадательность.
Пилат не желает смерти этому человеку и уже готов отменить смертный приговор, вынесенный Малым Синедрионом. Но вот речь зашла о верховной власти, и Пилата пронзает острый страх и за себя, и за Иешуа.

Он незаметно старается подсказать арестанту спасительные ответы, но тот не может слукавить, заявляя, что «всякая власть является насилием над людьми, и наступит время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти». Всесильный прокуратор теряет остатки гордого достоинства: «Ты полагаешь, несчастный, что римский прокуратор отпустит человека, говорившего то, что говорил ты? Или ты думаешь, что я готов занять твое место? Я твоих мыслей не разделяю». Из-за боязни погубить свою карьеру Пилат идет против своих убеждений, против голоса человечности, против совести. Он утверждает смертный приговор, проявив трусость, которую сам впоследствии назовет самым страшным пороком. Жестоко будет наказан Пи-лат за свою трусость, много бессонных ночей будет терзаться он тем, что «чего-то не договорил тогда, давно, 14 числа весеннего месяца нисана», что он не пошел «на все, чтобы спасти от казни решительно ни в чем невиновного безумного мечтателя и врача».

В данном эпизоде Булгаков ставит вопрос о нравственной ответственности человека за происходящее вокруг. Писатель уверен, что страшнее открытого зла конформизм тех, кто зло понимает, готов осудить его, способен ему препятствовать, но не делает этого из-за малодушия, трусости, привычки к комфорту, боязни за карьеру. В булгаковской легенде о Иешуа и Пилате заложены вечные ценности, вечные истины, которые, будучи забытыми или разрушенными, непременно отразятся на нравственном состоянии общества.

Висячие сады, мосты, башни, ипподром, базары, караван-сарай, пруды... А на балконе роскошного дворца, залитом жарким солнечным светом, стоит невысокий человек лет двадцати семи и отважно ведет странные и опасные речи.

«Этот человек был одет в старенький и разорванный голубой хитон. Голова его была прикрыта белой повязкой и ремешком вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым глазом у человека был большой синяк, в углу рта — ссадина с запекшейся кровью».
Это Иешуа, бродячий философ, переосмысленный Булгаковым образ Христа. Он смело говорит то, что считает истиной, то, до чего дошел сам, своим умом. Иешуа верит, что придет гармония на истерзанную землю и настанет царство вечной весны, вечной любви. Считая трусость одним из самых страшных пороков, сам он преступил черту внутренней несвободы. Иешуа раскован, над ним не тяготеет власть страха.

«В числе прочего я говорил, — рассказывал арестант, — что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть».

Иешуа мужественно переносит все причиняемые ему страдания. В нем горит огонь всепрощающей любви к людям. Он уверен, что лишь добро имеет право менять мир.
У Булгакова Христос — реальная личность, а не овеянный легендами образ. И такая личность не могла не существовать.

«— Видите ли, профессор, — принужденно улыбнувшись, отозвался Берлиоз, — мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому вопросу придерживаемся другой точки зрения.
— А не надо никаких точек зрения! — ответил странный профессор. — Просто он существовал, и больше ничего».
Иешуа находится во дворце Понтия Пилата, пятого прокуратора Иудеи, чье имя также есть на страницах Евангелия. Кто же он такой, этот Понтий Пилат, так часто упоминающийся в романе?
«В Ершалаиме все шепчут про меня, что я свирепое чудовище и что совершенно верно», — говорит он сам о себе.
О нет! То неправда. Споры Иешуа и Пилата обнажают интеллектуальное равенство жертвы и палача.

 
Пилат интересовал многих писателей как личность, мучительно совмещающая в себе два начала. Внутри Понтия Пилата идет борьба добра и зла. Иешуа, изначально считая всех людей добрыми, видит в нем несчастного человека, изможденного страшной болезнью, замкнувшегося в себе, одинокого. Иешуа искренне хочет помочь ему. Но наделенный властью, могущественный и грозный Пилат несвободен. Обстоятельства вынудили его вынести смертный приговор Иешуа. Однако это продиктовала прокуратору не жестокость, приписываемая ему всеми, а трусость, тот самый порок, который бродячий философ причисляет к самым страшным. Позже прокуратор будет стонать и терзаться, плакать во сне и звать Иешуа. И каждую ночь ему будет казаться, что «казни не было, не было!». Но каждый раз он будет просыпаться и каждый раз он будет вновь оказываться лицом к лицу с кровавой действительностью, потому что казнь была. Была. Никуда от этого не денешься. Не спрячешься. Не убежишь. Но прощен прокуратор. В самом конце романа он переступает рамки своей эпохи, время становится для него абстрактным понятием. «Луна заливала площадку зелено и ярко, и Маргарита скоро разглядела в пустынной местности кресло, а в нем белую фигуру сидящего человека... — Что он говорит? — спросила Маргарита... — Он говорит, — раздался голос Воланда, — одно и то же, он говорит, что и при луне ему нет покоя и что у него плохая должность... — Отпустите его, — вдруг пронзительно крикнула Маргарита... —...Вам не надо просить за него, Маргарита, потому что за него уже попросил тот, с кем он так стремится разговаривать». Один день из жизни прокуратора и вечность из жизни прокуратора. .. Несколько листов — лишь о нескольких главах. Как воспринимать их? Что это? Скука? Легенда? Правда? Скорее всего, сказание о Пилате — это версия. Гипотеза. «— И доказательств никаких не требуется, — ответил профессор и. заговорил негромко, причем его акцент почему-то пропал: — Все просто...» Главы о Пилате не украшение, не декоративная деталь. Недаром они потрясают не меньше, чем весь роман. Эти главы связаны с романом тонкими блистающими нитями, мерцающие их лучи пронизывают повествование, сближая эпохи. В зашифрованном виде подает нам Булгаков правду о том, как вершится «народный суд». Вспомним сцену помилования одного из преступников в честь праздника святой Пасхи. Не просто обычаи народа иудейского изображает автор. Он показывает, как уничтожают неугодных единицам руками тысяч, как ложится кровь пророков на совесть народов. Толпа избавляет от смерти настоящего преступника и обрекает на нее Иешуа. Толпа! Над ней распростерлась незримая длань синедриона, всевидящее око первосвященника Иосифа Каифы не сводит с нее тяжелого взгляда. Толпа! Универсальное средство убийства! Средство всех времен и народов. Толпа! Что с нее взять? Глас народа! Как не прислушаться?! Толпа всегда виновата и не виновата. Жизни ушедших «неудобных» людей давят, как камни, жгут, как угли. И хочется крикнуть: «Не было! Не было!» Но ведь было... И за Понтием Пилатом, и за Иосифом Каифой угадываются реальные люди, оставившие след в истории. Вот почему мы и заговорили о евангельских мотивах в романе Булгакова, написанном в период с 1929 года по 1940-й. А Воланд, один из главных героев? Кто он? Если символ мрака и зла, то почему в его уста вложены мудрые и светлые слова? Если пророк, то почему рядит себя в черные одежды и с циничным смехом отвергает милосердие и сострадание? Все просто, как он сам сказал, все просто. «Я — часть той силы...» Помните? Воланд — сатана в иной ипостаси. Образ его символизирует не зло, а его самоискупление. Ибо борьба зла и добра, тьмы и света, лжи и правды, ненависти и любви, малодушия и душевной силы продолжается. Борьба эта внутри каждого из нас. А сила, что вечно хочет зла и вечно совершает благо, растворена повсюду. А по лунной дороге булгаковского романа «поднимается человек в белом плаще с кровавым подбоем... Рядом с ним идет какой-то молодой человек в разорванном хитоне и с обезображенным лицом. Идущие о чем-то разговаривают, с жаром спорят, хотят о чем-то договориться». Около двух тысячелетий назад была создана Библия, но еще много в ней тайн. И все новые и новые умы привлекает она в свой мир, неся свет и веру.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Допрос во дворце Ирода Великого (Анализ эпизода романа. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Мастер и Маргарита > Допрос во дворце Ирода Великого (Анализ эпизода романа
Мастер и Маргарита

Мастер и Маргарита


Сочинение на тему Допрос во дворце Ирода Великого (Анализ эпизода романа, Мастер и Маргарита