А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Жанровые особенности поэмы Н В Гоголя «Мёртвые души» - сочинение

	

«Драматического писателя, — считал Пушкин, — должно судить по законам, им самим над собою признанным». Безусловно, говоря о писателе драматическом, Пушкин имел в виду любого великого художника, не только и не столько подчиняющегося господствующим эстетическим вкусам и понятиям, сколько создающего свой собственный художественный мир. К числу таких художников, несомненно, относится и Гоголь с его ярко индивидуальным понятием об «общественной комедии» без любовной интриги и положьтельного героя, о фантастическом мире, входящем буквально в мир существующий, о романе и эпопее. Жанровое определение «Мертвых душ», данное автором, удивляло в смущало еще его современников. Почему поэма? Почему не роман? Что имел в виду автор, назван так свою главную книгу? Нет ли здесь какого-то иронического подтекста? Ведь широко известно пристрастие Гоголя к мистификациям, шуткам, насмешке. Это подозрение было отмечено Белинским сразу после выхода в свет первого тома «Мертвых душ». Нет, возражал Белинский, «не в шутку назвал Гоголь свой роман поэмою» и не комическую поэму разумеет он под нею... Мы не видим в ней ничего шуточного и смешного, ни в одном слове автора не заметили мы намерения смешить читателя: всё серьезно, спокойно, истинно, глубоко...» Белинский напоминал читателям, что первый том — это лишь экспозиция, введение в поэму, что в обещанных Гоголем двух по следующих книгах Русь должна будет выразиться с другой стороны.

Попытка некоторых толкователей определить жанр «Мертвых душ» через лирические отступления, которыми буквально пронизана повествовательная ткань произведения, были несостоятельны. У внимательных читателей возникал резонный вопрос: а разве в «Евгении Онегине» мало отступлений? Да и написан он не прозой, а стихами. Однако Пушкин называет свое произведение романом, а Гоголь свое — поэмой. Объяснение избранному автором жанру следовало искать в системе его взглядов на литературу, на ее жанровую природу прежде всего.

В «Учебной книге словесности для русского юношества Гоголь излагал свои представления о литературе, о роде и жанрах словесного искусства. Его соображения были подчас неожиданными, странными, расходившимися с общепринятыми понятиями, но сам Гоголь глубоко верил в то, что говорил, и был непоколебим в своих взглядах. «Роман не есть эпопея, — писал он. — Его скорее можно назвать драмой. Подобно драме, он есть сочинение, слишком условленное». Что значит «условленное»? Этим словом Гоголь обозначает заданность, ограниченность интриги и романа, и драмы. С его точки зрения, в романе, как и в драме, всё должно вращаться вокруг судьбы самого героя. Но главное даже не в этом, а в том, что «роман не берет всю жизнь, но замечательное происшествие в жизни», а задачей Гоголя было показать в блестящем виде жизнь, показать «всю Русь»



 
Не имеет значения, прав или не прав Гоголь в его трактовке романного жанра. К сороковым годам ХIX века роман, бесспорно, стал основным эпическим жанром, внутри которого возникло множество разновидностей: биографический («приключения»), плутовской, философский, роман в письмах, психологический и т. д. Гоголь же считал главным эпическим жанром поэму, считая непревзойденным образом эпопеи «Илиаду» Гомера. Он, кстати, не возражал, когда «Мертвые души» сравнивали с «Илиадой» конечно, не по содержанию повествования, а по задуманному масштабу охвата действительности. Поэма, с точки зрения Гоголя, не замыкается на главном герое, не ограничена «условленным пространством», а постоянно размыкается в жизнь и допускает любые отступления от судьбы главных персонажей, если того требует художественная задача широкого охвата действительности. Однако Гоголь понимал, что его книга все же не «Илиада» да и само название было достаточно легкомысленным для широкого эпического полотна о национальной жизни: «Похождения Чичикова, или Мертвые души». Пытаясь понять природу жанра этой удивительной книги, нельзя сбрасывать со счетов первую часть ее названия — «Похождения Чичикова». И по этому поводу автор предлагает очень интересный подход в той же «Учебной книге словесности для русского юношества» «В новые века, — пишет он, — произошел род повествовательных сочинений, составляющих как бы средину между романом и эпопеей, героем которого бывает хотя частное и невидное лицо, но однако же значительное для наблюдателя души человеческой». Автор проводит своего героя сквозь цепь приключений и перемен, чтобы представить верную картину «всего значительного в чертах и нравах взятого из времени», ту, как пишет Гоголь, «статистически схваченную картину недостатков, пороков, злоупотреблений и всего, что заметил он в своем времени». Вероятно, справедливее всего было бы вслед за Гоголем назвать «Мертвые души» «срединой между романом и эпопеей». С одной стороны, в первом томе есть тот главный герой, который проходит сквозь цепь немыслимых приключений, какие, вероятно, и не снились героям литературы нового времени. С другой стороны, рядом с Чичиковым постоянно присутствуют не только другие герои произведения, но и автор, «наблюдатель души человеческой», зорко вглядывающийся в окружающий мир и не боящийся выносить ему свой приговор: «И долго еще суждено мне чудной властью идти об руку с моими странными героями, озирать всю громадно несущуюся жизнь сквозь видимый миру смех и незримые неведомые ему слезы». Эти «странные герои» выбраны автором не случайно. Каждый из них несет огромную смысловую нагрузку, за каждым стоит целый пласт русской жизни. И автор, смеясь и негодуя, вглядываясь и вслушиваясь, пытается понять нечто важное в русской жизни, чего не зрят равнодушные очи. Конечно, для правильного понимания гоголевского определения жанра важно помнить, что автор задумывал огромное произведение из трех частей с последовательным возрастанием высокого, положительного начала в жизни. Он намеревался возродить в третьем томе и тех героев, с которыми читатель познакомился в первом томе. Впрочем, читателям трудно было поверить в перерождение Чичикова или Плюшкина: настолько сильна была мощь обличительного реализма Гоголя в первом томе. Может быть, в том и состояла духовная драма Гоголя, что в своем стремлении к национальному идеалу он столкнулся с невозможностью его осуществления на том человеческом материале, который предлагала ему Россия. Образ России в лирических отступлениях высок и поэтичен, но он не вытекал из сути выведенных им лиц, а был выражением его собственной души и мысли, резко контрастируя с повествовательной частью первого тома. Осуществить свой грандиозный замысел Гоголь не смог, однако «Мертвые души» остались великой поэмой не только в понимании самого автора, но и в национальном сознании русского читателя.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Жанровые особенности поэмы Н В Гоголя «Мёртвые души». Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Мертвые души > Жанровые особенности поэмы Н В Гоголя «Мёртвые души»
Мертвые души

Мертвые души


Сочинение на тему Жанровые особенности поэмы Н В Гоголя «Мёртвые души», Мертвые души