А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Лирические отступления — новый авторский прием в поэме Н В Гоголя «Мертвые души» - сочинение

Современники Гоголя называли Николая Васильевича «сатириком и прорицателем своего времени». А.С. Пушкин говорил, что только Гоголь может в нескольких строчках раскрыть всю сущность, все укромные уголки души человеческой. Всего несколькими словами Н.В. Гоголь мог отыскать и вытащить любой порок рода человеческого к позорному столбу на всеобщее обозрение и осмеяние. А для порока самым большим ударом является осознание того, что его раскрыли и показали людям. Писатель выбирает особую композицию в своем произведении: он удивительно гармонично перемежает сюжет «Мертвых душ» с лирическими отступлениями, в которых высказывает свои самые сокровенные мысли об окружающем мире, о людях, их поведении.

Каждое новое лирическое отступление в поэме — это авторское размышление на животрепещущие темы. Это небольшое «произведение» внутри крупного лироэпического текста. Без лирических отступлений читатель скорее всего никогда не понял глубины авторского замысла. Рассмотрим несколько лирических отступлений. Я обратил внимание на то, что в начале поэмы лирические отступления носят характер высказываний автора о его героях, но по мере развертывания действия их внутренняя тема становится все более широкой и многогранной. Например, рассказав о Манилове и Коробочке, автор специально прерывает повествование, для того чтобы читателю стала яснее нарисованная картина жизни. Авторское отступление, которым прерывается рассказ о Коробочке, содержит в себе сравнение с ее «сестрой» из аристократического общества, которая, несмотря на иной внешний облик, ничем не отличается от поместной хозяйки. Сразу же перед читателем встает ясная картина образов жизни Коробочки и ее сестры, типичная для того времени. В некоторых лирических отступлениях поэмы Н.В. Гоголь пользуется своими любимыми авторскими приемами — иронией, сатирой. Одним из таких сатирико-лирических отступлений является описание дам города N. «Дамы города N были образцовыми дамами во всех отношениях. О них никто не мог сказать, что они плохо держат себя в обществе и вообще не знакомы с правилами поведения. Если им подавали чай в плохо пахнущем стакане, они никогда не говорили: «Этот стакан воняет!» или: «Этот стакан плохо пахнет!» Дамы города N говорили так: «Этот стакан плохо себя ведет». А еще все дамы города разделились на два типа: первый тип — тип дам, которые могли только восхищаться или возмущаться; второй тип — тип дам, которым иногда в голову приходили разные мысли, и поэтому они на все имели свое мнение. Кстати, дам второго типа было гораздо меньше, чем первого. Именно благодаря этому малому числу все слухи и сплетни города с каждым днем обрастали все новыми и новыми комментариями». В этих строках автор выражает свое отношением к двум типам женщин: вместе с ним читатель смеется над их поведением, манерами, мыслями. Совсем иной характер носит лирическое отступление в конце пятой главы. Меня оно особенно впечатлило. В нем автор говорит уже не о герое, не об отношении к нему, а о могучем русском человеке, о талантах русского народа. Внешне это лирическое отступление как будто мало связано со всем предыдущим развитием действия, но оно очень важно для раскрытия основной идеи поэмы: настоящая Россия — это не «Собакевичи», «Ноздревы» и «коробочки», а народ, народная стихия. Это лирическое отступление носит обобщающий характер, в нем автор выражает свою глубокую любовь простому народу.



 
В поэме «Мертвые души» Н.В. Гоголь применил новый прием знакомства читателя со своими героями. Образы многих героев автор описывает не через их внешний вид, а через вещи и предметы, окружающие героев. Примером такого знакомства может служить описание дома Собакевича. «При первом взгляде на вещи этого человека сразу бросается в глаза их размер и форма. Все вещи носят какой-либо отпечаток хозяина — это или его косолапость, неповоротливость, или угловатость, но великолепная прочность». Народная пословица, относящаяся к Собакевичу, как нельзя лучше подходит и к его вещам. Эта поговорка гласит: «Неладно скроен, да ладно сшит». Еще одним примером «предметного знакомства» может быть описание деревни Плюшкина. «Хаты крестьян стояли в каком-то неописуемом беспорядке, сильно покосившиеся, с дырами и щелями в стенах и потолке. Многие хаты уже по крышу вросли в землю. Везде царит атмосфера невероятной нищеты и бедности». И почти одинаковую картину нищеты Чичиков увидел в доме хозяина поместья — Плюшкина. И читатель очень легко делает вывод о том, что Плюшкин постепенно приходит не только к материальному, но и моральному упадку. Одно из своих лирических отступлений Н.В. Гоголь посвящает судьбе простого крестьянина, бывшего солдата царской армии, — капитану Копейкину («Повесть о капитане Копейкине»). В ней Н.В. Гоголь поднимает тему бедственного положения простого народа. В повести рассказывается о том, как капитан Копейкин, инвалид войны, пришел к губернатору, чтобы выхлопотать себе небольшую пенсию, но сколько ни ходил Копейкин, не получил он ни копейки. С тем и ушел капитан Копейкин к себе в деревню, а потом поползли слухи, что в районе этой деревни появилась банда, грабившая проезжих купцов и господ, а очевидцы рассказывали, что в главарях этой банды ходил наш знаменитый капитан Копейкин. Все творчество Н.В. Гоголя, всякая его строчка пропитана великой любовью к своей Родине. Правда, отношение к России неоднозначно — он обращается к образу Родины и с гордостью за нее, и с жалостью, и с некой улыбкой, но никогда с презрением или отвращением. Какая волна гордости появится у читателя при прочтении строчек, посвященных силе и красоте русского слова! Гоголь писал, что на немецком языке лучше всего разговаривать о науке, на французском — о еде, природе, женщинах, на итальянском — лучше всего объясняться в любви, а на русском языке можно говорить обо всем перечисленном выше и о многом другом. А после прочтения о бескрайних русских просторах и быстрой езде просто дух захватывает! Правда, возникает один вопрос: а кого везет залихватская тройка? Чьей тройке Гоголь посвящает столь восторженные строки? А едет в быстрой тройке со звонкими бубенцами наш старый знакомый — Павел Иванович Чичиков! И вдруг становится немного страшно. Ведь в образе тройки воплотилась вся Россия, и никому не дано знать, куда она приедет, если править ей будут люди, подобные Чичикову. Образ дороги — классический образ, к которому прибегали многие писатели и поэты. Этот образ у Н.В. Гоголя неповторим. Давайте вслушаемся в каждое верно сказанное авторское слово: «Ясный день, осенние листья, холодный воздух... покрепче в дорожную шинель, шапку на уши, тесней и уютней прижмемся к углу!.. Боже! Как ты хороша подчас, далекая, далекая дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала! А сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грез, сколько перечувствовалось дивных впечатлений...» Просто, глубоко, с любовью писатель представляет дорогу, которая под его пером становится символом трудного жизненного пути, связанного с новыми замыслами и проблемами человека. Лирические отступления Н.В. Гоголя в поэме — самые яркие мысли автора, которые поистине раскрывают душу великого писателя, который очень любит свою Родину, русский народ, переживает за каждое описанное событие, доверяет читателю дорогие сердцу мысли. Я бы назвал этого удивительного писателя новатором в области жанра поэмы, поскольку в русской и зарубежной литературе практически не встречаются подобные «Мертвым душам» произведения. Эта поэма — национальное богатство, которым я, как русский человек, горжусь.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Лирические отступления — новый авторский прием в поэме Н В Гоголя «Мертвые души». Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Мертвые души > Лирические отступления — новый авторский прием в поэме Н В Гоголя «Мертвые души»
Мертвые души

Мертвые души


Сочинение на тему Лирические отступления — новый авторский прием в поэме Н В Гоголя «Мертвые души», Мертвые души