👍Сочинение – «Базаров и Павел Петрович Кирсанов как антиподы и двойники (Сопоставительная характеристика героев романа Тургенева «Отцы и дети»)» Отцы и дети 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Базаров и Павел Петрович Кирсанов как антиподы и двойники (Сопоставительная характеристика героев романа Тургенева «Отцы и дети») - сочинение



Самые замечательные произведения русской литературы ХIХ века отличаются постановкой важнейших социальных, философских, этических вопросов своего времени. Богатство проблематики составляет одно из главных качеств, характерных для русской литературы. Оно наглядно проявляется в заглавиях произведений, часто выражающих в условной, обобщенной форме суть поднимаемых проблем. Основную группу составляют заглавия, заключающие в себе антитезу: «Война и мир», «Преступление и наказание», «Волки и овцы». К этой группе относится и роман И.С. Тургенева «Отцы и дети».

Проблема взаимоотношения поколений отразилась в творчестве многих русских писателей как ХIХ, так и ХХ веков, при этом каждый из писателей по-своему видел этот конфликт и его участников. Так, например, в комедии А.С. Грибоедова Чацкий, представитель «века нынешнего», выразитель прогрессивных идей, вступает в конфликт с консервативным фамусовским обществом и его устоями «века минувшего». Так же и в «Грозе» А.Н. Островского молодежь является светлым лучом в «темном царстве» отживающих свой век самодуров. М.Ю. Лермонтов, напротив, в уходящем поколении видел то лучшее, что не находил в современниках.

Общим же во многих случаях изображения разными писателями этого конфликта было то, что он оказывался вызван различием жизненных принципов или политических воззрений сторон. В конфликте романа Тургенева «Отцы и дети» нашел отражение антагонизм дворянских либералов и демократов шестидесятых годов ХIХ века, связанный прежде всего с образами Павла Петровича Кирсанова и Евгения Базарова. Именно развитие их взаимоотношений во многом определяет сюжетное движение романа и раскрытие его основной идеи, связанной с идейно-политической борьбой той эпохи и проблемой поколений, так или иначе вовлеченных в эту борьбу.

Первое столкновение между этими героями возникает в пятой главе, хотя появляются они несколько ранее. Базарова мы видим на первых страницах романа и можем уже составить о нем определенное представление, когда в четвертой главе знакомимся с Павлом Петровичем. Нарисованные Тургеневым портреты обоих героев ярко контрастны.

Во всем облике Павла Петровича все «необыкновенно правильно», изящно, законченно; в провинциальном помещичьем доме он сохраняет привычки аристократа. В Базарове же автор подчеркивает демократические черты, простоту и некоторую грубоватость. Полной антитезой портрету Базарова, нарисованному в 1 главе, является портрет Павла Петровича.

Если у Евгения лицо «длинное», лоб «широкий», волосы «длинные и густые», то у Павла Петровича черты словно выведены «тонким и легким резцом», а «коротко стриженные волосы отливали темным блеском, как новое серебро». В его облике видна не «самоуверенность и ум», как у Базарова, а «красота замечательная». Он не высокого, как Базаров, а среднего роста, и рука у него не «красная», а «красивая… с длинными розовыми ногтями». В противоположность «одежонке» Базарова («длинный балахон с кистями») Павел Петрович одет в «темный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки».

Различие между героями проявляется и в их поведении. Мы узнаем, что «за ужином … Базаров почти ничего не говорил, но ел много». Павел Петрович вообще «никогда не ужинал». Приехав к Кирсановым со своим приятелем Аркадием, Базаров «заснул скоро», но зато поднялся, как обычно, раньше всех и сразу же приступил к работе. Мы видим, как набрав лягушек для опытов, он проходит мимо террасы в полотняном пальто и панталонах, запачканных в болотной грязи и тине. Дядя Аркадия Павел Петрович, встретив в доме приехавших из Петербурга молодых людей, «сидел далеко за полночь в своем кабинете», читая и размышляя, вспоминая прошлое. К завтраку он вышел в «изящном утреннем, в английском вкусе» костюме и «маленькой феске», которая вместе с «небрежно повязанным галстучком» намекала «на свободу деревенской жизни».

Такие антитезы во внешних подробностях подготавливают читателя к идейному столкновению героев. Оба они настроены враждебно по отношению друг к другу. «И.. подбородок так аккуратно выбрит … ведь это смешно?» – с иронией замечает Базаров. «Прежде были гегелисты, а теперь нигилисты. Посмотрим, как вы будете существовать в пустоте…», – в тон ему отвечает Павел Петрович.

В разговоре за завтраком эта скрытая до поры до времени неприязнь переходит в явное стремление уязвить противника. Даже Аркадий миролюбиво говорит: «Послушай, Евгений, ты уже слишком резко с ним обошелся … Ты его оскорбил». Павел Петрович, стремясь выяснить основы нигилизма по отношению к «авторитетам», к искусству, «науке вообще», «В людском быту принятых постановлений», получает «дерзкий» отпор. Его возмущает «совершенная развязность» Базарова, тот воспринимает снисходительный тон собеседника-аристократа как неуместный «допрос».

За две недели пребывания Базарова в Марьино Павел Петрович его «всеми силами души своей возненавидел» как «гордеца, нахала, циника, плебея». В таком настроении он ожидает «схватки с этим лекарем», поводом к которой стал отзыв Базарова об одном из соседних помещиков: «Дрянь, аристократишко». Во втором споре героев высвечивается суть их разногласий. Они имеют социальную основу.

Если для Павла Петровича важна прочность «основания … общественного здания», то нигилист Базаров готов к его разрушению. Считая это исторической задачей своего поколения, он готов даже идти «против народа», точнее – его заблуждений и суеверий, патриархальной нравственности, национальных устоев, успевших, с его точки зрения, во многом устареть. Для Павла Петровича, напротив, интересы народа являются, как он утверждает, высшей ценностью, но по сути в своем мировосприятии он не идет дальше либерализма и требования уважения к личности. Если во времена его молодости эти «принсипы» были показателем прогрессивности, то теперь они взывают «полное и беспощадное отрицание» у молодого поколения нигилистов, как и любое существующее «постановление в современном … быту, в семейном или общественном».

Казалось бы, конфликт героев теперь обозначился как непримиримое противоречие, а сами они выглядят как полные антиподы. Но особенностью развития конфликта романа «Отцы и дети» является то, что две противоположные позиции – нигилиста Базарова и либерала Павла Петровича Кирсанова – оказываются сопоставимы по степени их догматичности, односторонности и узости, отклонения от естественной нормы человеческой жизни, а следование им приводит каждого из «антиподов» к одному и тому же финалу – трагическому одиночеству. Конечно, для Базарова и Павла Петровича этот финал реализуется по-разному (Базаров умирает, а Павел Петрович живет в Англии, хотя писатель подчеркивает, что некогда бравый боец с нигилистом стал похож на мертвеца), но тем не менее у этих героев появляется и определенное сходство.

На первый взгляд, кажется, что последнее – третье – столкновение Базарова и Павла Петровича, которое привело к дуэли между противниками, окончательно разводит их по разные стороны. Правда, несколько настораживает то, что, в отличие от предыдущих, это столкновение не связано с идейной борьбой – оно вызвано чисто личными причинами. Ненависть, которую испытывал Павел Петрович к нигилисту, «нисколько не уменьшилась», когда Аркадий вновь привез друга в Марьино – просто выяснять оппонентам было уже нечего, вот они и прекратили словесные баталии. Зато теперь их вражда привела ко вполне определенным действиям.

Павел Петрович стал невольным свидетелем несколько развязанного и двусмысленного поведения Базарова по отношению к Фенечке, в которую тайно влюблен сам. Как и положено дворянину старой закалки, он вызывает Базарова на дуэль. Как бы пародийно она не выглядела, Павел Петрович решил «драться серьезно» – и Базаров дал согласие на участие в дуэли, хотя он, как истый демократ, конечно, ее не признает. Но, как и Павел Петрович, Базаров никогда не допустит оскорбления своей личности и, если речь идет о защите своей чести, то пусть это даже связано с «пережитками прошлого», но главное – чтобы гордость не пострадала.

 
На дуэли оба противника ведут себя вполне достойно. Базаров выдержан и тверд – он сохраняет присутствие духа даже тогда, когда опытный дуэлянт Павел Петрович целится ему «прямо в нос». Павел Петрович, раненный в ногу, ведет себя в соответствии с правилами хорошего тона: шутит, никого не винит, на прощание «пожал .. руку» бывшему противнику. А Базаров, в свою очередь, тоже готов проявить благородство – точнее, профессионализм: он тут же на месте как врач оказывает помощь раненому. Больше эти герои уже не встретятся на страницах романа: Базарова ждет близкая смерть, а Павел Петрович навсегда покидает Россию. Но характеры их достаточно ясно обозначились, и более того – развитие их привело к своеобразному парадоксу: оказывается, у столь очевидных антиподов есть и сходные черты. Но эти сходства появляются еще задолго до дуэли. С завязкой в ХV главе любовной коллизии, связанной с отношениями Базарова и Одинцовой, конкретно-историческая линия развития сюжета сменяется «вечной»: любовь проверяет человека на уровне вневременных, вечных ценностей. И здесь обнаруживается удивительная вещь: история любви Базарова и по своей природе, и по последствиям оказывается близка давней истории Павла Петровича и княгини Р. Возникают неожиданные параллели между этими героями-антагонистами: оба они умны, самоуверенны, нравятся женщинам (в молодости Павел Кирсанов был «светским львом»). «Блестящая карьера» ожидала Кирсанова и «великая будущность» Базарова. Но и для Базарова, как ранее для Павла Петровича, со случайной встречей на балу с женщиной, которую он также полюбит страстно и навсегда, все переменится. И он, «как отравленный», и станет «бродить с места на место», утратит интерес к привычным занятиям и к жизни вообще. В результате этого и появится схожая в обоих героях неприкаянность и сходное же духовное угасание. Конечно, разность натур все же сказывается. Если Павел Петрович, открыв для себя власть неведомого, перед ним смирился, то Базаров, героически встретивший даже смерть, как будто не смиряется, – хотя, по сути, он практически за жизнь не борется. Но слом внутри него все же произошел: страстная и по своей природе иррациональная, неодолимая любовь пробудила в Базарове, как некогда в Павле Петровиче, вопросы философского, общечеловеческого характера, столь не схожие с его прежней вульгарно-материалистической позицией. Это вопросы жизни и смерти, вечности и мгновения, места человека в мироздании: «Я вот лежу здесь под стогом, – размышляет он в главе XXI. – …Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнении с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удастся прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет». Вот почему так резко изменился взгляд Базарова и по конкретно-историческим вопросам, например, о народе. Если раньше он говорил о некой общности с народом («Мой дед землю пахал»), то теперь для него мужик – это «таинственный незнакомец», причем явно враждебный («возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, который будет жить в белой избе, а из меня лопух расти будет»). Предсмертными словами «Я нужен России… Нет, видно не нужен», Базаров, фактически, признает торжество обстоятельств над собою, как некогда это сделал Павел Петрович. Таким образом, прежнего Базарова – убежденного отрицателя «тайн бытия» – после завязки любовной коллизии уже нет. Размышляя над этими тайнами он оказывается одновременно чужим, лишним для обычной жизни, а значит – в определенной степени сближается с «лишними людьми», к которым, очевидно, принадлежит другой герой романа – Павел Петрович Кирсанов. Конфликтный узел произведения – дуэль, – расположенный строго посредине между основными сюжетными эпизодами, отграничивает социально-политическую коллизию (спор нигилиста и либерала окончательно решен победой Базарова) от той, что обращена к вечным проблемам: ведь оба они поставлены здесь в ситуацию жизни и смерти. Непримиримость миропонимании Павла Петровича и Базарова не мешает им сближаться психологически – в качестве личностей. С этой точки зрения они оба противостоят обитателям Марьина и Никольского, погруженным в иную, чем они сферу интересов и чувств. Натуры обоих героев в равной мере горды, страстны, бескомпромиссны; оба непоняты и одиноки, обречены на бессемейную жизнь. Для обоих героев стремления к полноте бытия оканчиваются крахом: они разрушены глухими, враждебными силами, стоящими над человеком – силами Рока, Судьбы. «Со мной кончено. Попал под колесо», – говорит Базаров перед смертью. По сути, доживает свой век и Павел Петрович. Так противники-антиподы в пределах социально-исторического конфликта перед лицом мироздания они оказываются собратьями по судьбе. Трудно сказать, хотел автор показать сходство своих героев сознательно, или же к этому привело его чувство художественной правды. Но очевидно, что если не двойниками – в смысле двойников в романах Достоевского – то по крайнем мере сходными натурами они, при всех их идейно-политических разногласиях, все же являются. Вот почему так близка интонация повествования о каждом из них в финале романа – его своеобразном эпилоге. Тургенев, считал, что судьба всех избранных натур, поднявшихся над обыденным житейским уровнем, устремленных к высшим потребностям, оказывается трагичной. Такова и судьба этих двух героев его романа: если жизнь остальных как-то устроилась, то эти герои за свои устремления заплатили высокую цену: глубокая душевная драма привела Павла Петровича к состоянию «живого мертвеца», а Базаров в прямом смысле расплатился своей жизнью. Это придает и всему роману в целом, и каждому из этих двух образов трагическое звучание. А вместе с тем возникает еще один очень важный поворот темы борьбы поколений: если в категориях конкретно-исторического времени их конфликт непримирим, то в категориях вневременных финал романа говорит о «вечном примирении и о жизни бесконечной». Описанием могилы Базарова автор говорит о драме героя в масштабе вечности – о ее непреходящем, таинственном и грандиозном значении. Итог романа «Отцы и дети» не похож на традиционную развязку, где зло наказывается, а добродетель вознаграждается. Применительно к этому роману отпадает вопрос о том, на чьей стороне безусловные симпатии или столь же безусловные антипатии писателя. В те времена, когда грядут перемены, еще не наступившие, но всеми ощущаемые, когда необыкновенно обостряется извечный конфликт поколений, нельзя давать односторонние оценки, принимать однозначные решения – чего бы или кого бы они не касались. Этому учит нас роман Тургенева, где герои-антиподы неожиданно оказываются так похожи, что становятся почти двойниками.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Базаров и Павел Петрович Кирсанов как антиподы и двойники (Сопоставительная характеристика героев романа Тургенева «Отцы и дети»). Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Отцы и дети > Базаров и Павел Петрович Кирсанов как антиподы и двойники (Сопоставительная характеристика героев романа Тургенева «Отцы и дети»)
Отцы и дети

Отцы и дети


Сочинение на тему Базаров и Павел Петрович Кирсанов как антиподы и двойники (Сопоставительная характеристика героев романа Тургенева «Отцы и дети»), Отцы и дети