А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Лирика Н Рубцова - сочинение





Лирика Н. Рубцова, поначалу казавшаяся многим оторванной от бурного
течения современности, явилась острым и прямым откликом на явления научно-
технической революции с ее стремлением к стандартизации, с ее безразличием
к природе и извечным нравственным ценностям. Другое дело, что в мире
социализма есть возможности предотвратить нежелательные последствия научно-
технического прогресса. К этому и звал своей поэзией Николай Рубцов, вовсе
не открещиваясь от движения вперед и веря в правоту и разумную волю людей:

...И какое может быть крушенье,
Если столько в поезде народу?
"Поезд"

Жизнеутверждающая и грустная, зовущая к раздумью и действию, поэзия
Николая Рубцова настраивает душу человека на волны добра и участия к людям.
Без поучений и назиданий зовет она к сострадательности и совестливости, а в
хаосе противоречивых случайностей помогает открыть гармоничность целого
мира... Ушел из жизни поэт, но его стихи продолжают жить, выполняя свое
святое предназначение - содействовать духовной связи между людьми в нашем
сложном и многотрудном мире:

Когда заря, светясь по сосняку,
Горит, горит, и лес уже не дремлет,
И тени сосен падают в реку,
И свет бежит на улицы деревни,
Когда, смеясь, на дворике глухом
Встречают солнце взрослые и дети, -
Воспрянув духом выбегу на холм
И все увижу в самом лучшем свете.
Деревья, избы, лошадь на мосту,
Цветущий луг - везде о них тоскую.
И, разлюбив вот эту красоту,
Я не создам, наверное, другую...


Поэтический мир Рубцова одновременно и узнаваем, и многообразен в
своих проявлениях. Если попытаться дать ему вначале общую характеристику,
без анализа конкретных текстов, то это, во-первых, мир крестьянского дома и
русской природы. В этом мире – снаружи – чаще всего “Много серой воды,
много серого неба, / И немного пологой родимой земли, / И немного огней
вдоль по берегу…”, внутри же – “книги, и гармонь, / И друг поэзии
нетленной, / В печи берёзовый огонь”. Граница же (стена дома) постоянно
преодолевается, становясь почти условной. Замкнутое пространство дома
способствует размышлениям лирического героя о своей индивидуальной судьбе,
безграничное пространство природы почти всегда выводит к ощущению хранимой
в нём истории и судьбы народа.

Личная судьба рубцовского героя скорее несчастливая, нежели наоборот, –
и она является точным слепком с судьбы поэта. Та же бесприютность и
сиротство, та же неудачная любовь, заканчивающаяся разлукой, разрывом,
утратой. Наконец, самое тягостное – предчувствие скорой и неотвратимой
смерти.

И всё же удивительная органичность, способность ощутить себя
необходимой, пусть и малой, частицей природы и народа, гармонизирует хотя
бы на время внутренний мир героя, мучимый противоречиями.

Это, однако, лишь “первое приближение”.

Взгляд Рубцова чаще обращён в прошлое. Точнее – к русской старине.
Очень редко поэт находит её в городе (“О Московском Кремле”), почти всегда
– в селе и открытом природном пространстве. Старина у Рубцова сохранена не
только в рукотворных памятниках:
…тёмный, будто из преданья,
Квартал дряхлеющих дворов
Но и в мироощущении поэта:
…весь простор, небесный и земной,
Дышал в оконце счастьем и покоем,
И достославной веял стариной…

И всё же есть в этом просторе такие места, стихии и звуки, к которым
поэт в поисках образов и голосов ушедшей “былой Руси” обращается в первую
очередь.

Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племён!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времён…

Это первая строфа одного из лучших стихотворений Рубцова, написанного
в 1963 году. “Холмы задремавшей отчизны” и есть то любимое лирическим
героем Рубцова место, которое позволяет ему вырваться из “малого” времени в
“большое” и увидеть движение истории.

Сходным образом рождается выход в “большое” время в стихотворении
“Гуляевская горка” и – особенно интересно – в “Видениях на холме”:

Взбегу на холм и упаду в траву.
И древностью повеет вдруг из дола!

В видении, сменяющем в середине стихотворения “картины грозного
раздора”, не стоит искать прямых исторических иллюзий, но это не мешает
искренности и глубине тревоги за настоящее и будущее России:

Россия, Русь, храни себя, храни!
Смотри, опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времён татары и монголы.
Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,

 
И не леса мне видятся окрест, А лес крестов в окрестностях России. И всё же очнувшийся от видений лирический герой оказывается наедине с тем, что даёт ему надежду и успокоение, – “безбрежным мерцаньем” “бессмертных звёзд Руси”. Гармония, впрочем, может обретаться в поэтическом мире Рубцова и иначе. “Переведённый” в русскую поэзию ещё Жуковским образ сельского кладбища находит такое же элегическое, по существу, воплощение и у Рубцова. В стихотворении “Над вечным покоем” (1966) “святость прежних лет”, о которой напомнило герою “кладбище глухое”, умиротворяет его сердце, наполняя естественным, очень “природным” желанием: Когда ж почую близость похорон, Приду сюда, где белые ромашки, Где каждый смертный / свято погребён В такой же белой горестной рубашке. Писать свои чистые, грустные и в высшей степени светлые стихотворения помогало - главенствующее - чувство, выраженное Н. Рубцовым с такой емкостью и определенностью: С каждой избою и тучею, С громом, готовым упасть, Чувствую самую жгучую, Самую смертную связь. Да, любовь к Родине! Неистребимая, мучительная и всепоглощающая нежность к ее зеленым лугам и золотистым осенним лесам, ее медленным водам и терпким ягодам, томливым полдням и прохладным вечерам - всему-всему, без чего не мыслил он ни своей жизни, ни своего творчества. Как была чужда ему ложная стыдливость умствующих стихотворцев, убеждающих себя и читателя, что они не говорят о любви к Родине потому, что любят истинно, а не на словах!.. Обычно этим прикрывается хроническая неспособность к любви. А Николай Рубцов с первых же строк так заговорил о своем чувстве к России, что еще задолго до выхода в свет его поэтических сборников о нем знали, спорили, декламировали стихи, пели рубцовские песни. Выросший сиротой, он знал одну-единственную мать - Россию и ей посвятил свои лучшие песни, лучшие минуты подъема и вдохновения. Повышенная ранимость, застенчивость и целомудрие уживались в нем с безоглядной русской удалью, "порой переходящей даже в забубенность; доверчивость и открытость души соседствовали с замкнутостью, а нередко и с болезненной подозрительностью... Но вот он становился ясным и добрым, как солнечное утро. Ходил по улицам, улыбаясь знакомым, наклонялся с каким-то разговором к детям, дарил конфеты или желтые листья. И дети, безошибочно чувствуя доброту, тянулись к нему и радовались. Он признавался, что жизнь его идет полосами: то светлая, то опять черная. Он был непростым человеком, и жизнь его не была простой. Детдом, тяжелая работа на заводе и траловом флоте, морская военная служба и крушение первой любви, которая навсегда останется самым печальным его воспоминанием... И все это при таком обнаженном сердце... Но свойство оставаться доверчивым и добрым, несмотря ни на какие жизненные неурядицы и несчастья, умение не озлобляться из-за них - очень важно и дорого для поэта Николая Рубцова. Прочитайте вновь стихотворение о воробье, который живет зимой очень горько и голодно, но который "не становится вредным от того, что так трудно ему", - и вам понятней будет характер самого поэта. ...Метут по вечерней земле январские метели, качаются из стороны в сторону зябкие березы, и сквозь холодную мглу дрожливо светят зимние огни. Шумит порывистый ветер и несет вдоль неровной дороги сухой перекатный снег, но сквозь весь этот неутихающий шум отчетливее и больнее проступает такой знакомый и близкий глуховатый, но внятный рубцовский голос: Зачем же, как сторожевые, На эти грозные леса В упор глядят глаза живые, Мои полночные глаза? Нет, они смотрят не только "на эти грозные леса", они смотрят в душу. Словно ночная метель и вьюга - самое подходящее время для этого, потому что в такие часы душа отзывчива и обнажена, беззащитна и одинока; и нет у нее той дневной уверенности и свободы - и той напускной лихости, с которой мы правим свое каждодневное дело, уверяя себя и окружающих, что оно бессмертно, как, впрочем, и мы сами... Мысль поэта всегда крупна и исторична, хотя и не высказывается впрямую, в лоб. Она растворена в самой ткани стиха, естественно развиваясь в ней и уходя в бесконечность. У Николая Рубцова, если можно так выразиться, "умная душа". Переполнявшее его чувство, его любовь и нежность к родной земле способствовали раннему повзрослению сердца и вызреванию собственного мировоззрения. Драматическое, а порой и трагическое восприятие окружающего мира придало его поэзии ту степень серьезности и подлинности, которая с полным правом позволяет говорить о близости Николая Рубцова к традициям поэтической классики. Когда-то Есенин советовал молодым стихотворцам, чтоб они искали родину, без которой не может получиться хорошего поэта. Николай Рубцов родился с этим чувством родины, ему не надо было ее искать. Он много объехал земель и многое видел, но не было для него родней и ближе северной и скудной на урожай, но щедрой на душевное тепло земли. Не зря он говорил в своей "Звезде полей": Звезда полей горит, не угасая, Для всех тревожных жителей земли, Своим лучом приветливым касаясь Всех городов, поднявшихся вдали. Но только здесь, во мгле заледенелой, Она восходит ярче и полней, И счастлив я, пока на свете белом Горит, горит звезда моих полей...





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Лирика Н Рубцова. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Рубцов > Лирика Н Рубцова
Николай Рубцов

Николай  Рубцов


Сочинение на тему Лирика Н Рубцова, Рубцов