А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Петербург и Москва - сочинение



Киев, Москва, Петербург сыграли выдающуюся роль в становлении российской государственности. Связанные с ними мифы отражают сложные метания страны между Востоком и Западом, мучительный процесс самосознания. "Соотношение реальной географии и географии мифологической (политической религиозной и т. д.) неизменно является важным фактором в динамике культуры. В пределах русской культуры географический фактор играл роль своеобразного индикатора, одновременно и высвечивающего детали культурного глобуса, и стимулирующего проявления скрытых в нём конфликтов. В структуре географии две модели, причём столкновение их - один из доминирующих конфликтов культурного пространства России. Одну из них можно определить как центрическую" (Ю.М.Лотман, 1997, С.1) (Москва, Киев), другую как эксцентрическую (Петербург).

Само создание Петербурга и перенос столицы из Москвы в Петербург положило начало длящемуся уже почти три века, соперничеству и противопоставлению двух этих городов. Интересно, что и сегодня эта тема достаточно актуальна. "Старая тяжба между Москвой и Петербургом недавно с новой остротой вспыхнула на страницах печати. Броский заголовок питерского автора "Москва сдалась новым русским" поразил не столько своим смыслом, сколько очередным изменением тематики споров. В середине прошлого века речь шла о противоречии между западничеством и самобытностью. После революции контекст несколько видоизменился, речь пошла о Востоке и Западе в российской истории. В предвоенные и послевоенные годы - это уже было различие между "интеллигентностью" Питера и "простонародностью" Москвы.

За последнее столетие произошла своего рода инверсия: миф о подлинной национальности Москвы превратился в миф о "настоящем центре русской культуры" - Петербурге. Теперь спор идёт о том, кто является полноправным наследником и действительным носителем российской "духовности" и культуры" (О.И.Вендина, С.1). Обращаясь к данной теме, не возможно не упомянуть о Киеве. Во-первых, это был первый город Древней Руси, который не только воспринял идею "священного града" как действенную силу консолидации народа и государства, но и реализовал её.
Во-вторых, именно в Киеве было заложено начало культурного раскола, который стал основной темой споров между Москвой и Петербургом. Приняв христианство, тогдашняя элита поспешила, с одной стороны, избавиться от опеки иностранных учителей, прежде всего греков, а с другой - стремилась сделать христианство понятным народу. Поэтому все религиозно-философские труды, необходимые для практики того времени, были переведены на славянский язык. Это резко сократило потребность в изучении греческого и латинского языков, а следовательно, сузило круг людей, осваивающих греко-латинское наследие во всех областях культуры. Русь пошла "своим путём", замкнувшись в пределах собственного языка, отодвинув культуру античности и оторвавшись от общеевропейских процессов.

Москва восприняла идею "священного города", но значительно позже, в начале 14 в., через Владимир и Новгород. Потребовалось более ста лет, чтобы Москва, уже став столицей России, провозгласила себя "Третьим Римом" и хранительницей православия. "Словами "Москва" или "Московия" стала обозначаться вся огромная территория Северо-Восточной Руси. Сакральный миф активно развивался государством. Во внешнем облике города начали проявляться имперские амбиции, демонстрироваться могущество и сила веры. План Кремля уподобился Иерусалиму" (О.И.Вендина, С.2).
Но уже в 17 в. созданное Москвой молодое обширное государство заметно "одряхлело". Его поражают бесконечные бунты, насилие, церковный раскол. "С закрепощением народа гибнут скромные ростки самоуправления. "Интеллигенция" того времени бежит из государства" (О.И.Вендина, С.2). Миф Москвы меняется. Теперь о "Третьем Риме" отзываются весьма нелестно. "Народ на Москве глуп…", "В Москве жить не с кем…" Иностранные путешественники и собственные "инакомыслящие" тиражируют легенду о поголовном пьянстве, безделье и никчёмности русских. Общий приговор: "дикость и варварство".

Такую Москву получил в наследство Пётр Великий. Трудно это утверждать с уверенностью, но совершить резкий поворот в государственном развитии и сохранить столицей Москву он психологически не мог. Мешал не только личный опыт, но и накопленный груз негативных мифов и оценок. "В городе, полном изначальным недоверием ко всему иностранному, выстроенном на православной идее, невозможно было сделать прививку "немецкой" культуры, не нарушив при этом освящённых временем традиций" (О.И.Вендина, С.2).

Начало истории Петербурга отодвинуло Москву на второй план, но не устранило её с русской сцены. Духовенство встало в оппозицию к императору, эксплуатируя с новой силой миф "священного города" В результате старая столица получила титул "первопрестольной". Но кроме этого, за ней закрепляется ещё и слава "бездельницы" (в Москву отправляются на покой). Освободившись от груза государственных обязанностей, Москва сразу добреет. Очень быстро забыты ужасы 16-17 вв. Она уже "радушная", "хлебосольная", своя, родная, православная. Разорения войны 1812 г. и вовсе превращают Москву в страдалицу, а значит, общую любимицу. "Россия любила и жалела Москву за то, что узнавала в ней себя. Москве долго удавалось сохранить провинциальный уклад, сочетая его с благами цивилизации и культурным назначением столицы. В свою очередь, Москва в России видела любимое дитя, на редкость одарённое и не на кого не похожее, и по-обломовски жалела её, не принуждая её к учению и надеясь, что благодаря народным силам всё и так образуется. Взаимная любовь закрепила за Москвой образ "сердца России" настолько прочный, что в царствование Николая Второго государство признало Москву "духовной" (прежде всего нравственно-религиозной) столицей страны. Символ - возведение храма Христа Спасителя" (О.И.Вендина, С.2).

В 20 век Москва вошла огромным провинциальным городом, "большой деревней", "Москвой златоглавой", но вокруг неё формировались уже иные образы и мифы. Обывательская, обломовская Москва стала "первопрестольной" для бурно развивающегося российского капитализма и авангардного искусства. Старомосковские гульба и пьянство создали "Москву кабацкую".

"Стремительная трансформация города, господство "нового" вкуса, соседство допотопного и ультрамодернового породили снобистское отношение к Москве: "Здесь много делают, но ничего не доделывают…", "Претенциозная безвкусица…" (О.И.Вендина, С.2).

Москва должна была стать символом коммунистической утопии, которая сначала мыслилась как общество изобилия. Поэтому Москве доставалось всё самое лучшее. "С идеи "Третьего Рима" стряхнули пыль, город заполнили сталинский "ампир" и "ренессанс", метро украсилось мрамором и бронзой, старая застройка безжалостно сносилась. В столицу свозилось продовольствие со всей страны. Но ещё больше, чем "страной изобилия", Москва хотела быть символом прогресса, "русской Америкой" со своими небоскрёбами, дворцами науки и т.д." (О.И.Вендина, С.4).

На смену мифу сталинской эпохи пришёл новый миф, связанный с построением развитого социализма. Москве был определён статус "образцового коммунистического города", популярная песня активно внедряла в сознание миф, что Москва - "лучший город Земли". В бытовом сознании же формируется глубоко негативный образ столицы. "Население межуется на "коренных москвичей" и "лимитчиков". Всё чаще говорят, что Москва - это ещё не Россия, сравнивают её с дурдомом. Активно формируется миф, что Москву, и в особенности москвичей, в России не любят. Москва - это тупое и равнодушное чиновничество" (О.И.Вендина, С.4). Словом, весь набор, который в начале века адресовался Петербургу.

А что же Питер? Освободившись от тяжести Российской Империи, город физически разрушался, а духовно возрождался. На протяжении всего советского времени им не переставали восхищаться, восторг перед совершенством Питера нёс в себе сладость инакомыслия, всё-таки это был "запад". Населению северной столицы приписывалась большая утончённость и рафинированность (хотя оно так же, как и Москва, наполовину состоит из мигрантов и горожан в первом поколении).

Особую роль в формировании нового образа Питера сыграла война. Муки, выпавшие на долю северной столицы, и мужество, с которым она их перенесла, потрясли всю страну.
Ореол мученичества сделал из города один из главных символов Победы. Война окончательно стёрла с лица города все нерусские черты. Остатки дореволюционной жизни канули в прошлое. "В блокадном городе оставались только дворцы и призраки. Но Петербург - Ленинград не только не умер, он воскрес, воскрес как самый святой город страны" (О.И.Вендина, С.4). Новое облако мифов, окружившее Петербург, позволяло его жителям несколько свысока смотреть на Москву. Город духовно жил отрицанием новой Москвы. Сначала Москвы бюрократической и чиновничьей, а сегодня Москвы "необуржуазной". Москва, отдавая должное величию архитектурного облика Северной Пальмиры, находила Петербург провинциальным, или просто не замечала его. Из сегодняшних телевизионных новостей или газет мы гораздо больше знаем о Нижнем Новгороде или Владивостоке, чем о северной столице. Внимание привлекают лишь скандалы вокруг известных личностей и периодические политические встречи и конференции. Сегодня мы явно вошли в новую фазу мифотворчества.



 
Москва "наращивает мускулы" и всеми силами стремится вернуть себе утраченный образ "сердца России", активно культивируя миф о Храме и священном городе. Вспомним долгое время показываемую по телевидению рекламу. Диаметрально переменились ориентации Москвы и Петербурга. Теперь Москва претендует на роль европейского города, при этом западничество трактуется как продвинутость приватизации, экономических реформ, развития сферы услуг и т.д., а Петербург выражает самобытность России с её презрением к меркантильности, с приоритетом духовных ценностей. Сопоставление Москвы и Петербурга достаточно многочисленны в русской литературе, и тексты составляют особенный класс или даже жанр "сравнительной дескрипции sub specie антитезы" (В.Н.Топоров, С.271). История петербургской культуры была с самого начала удивительно неоднозначной и многоликой. С первых лет своего существования город на Неве становится местом слияния многих несовместимых на первый взгляд тенденций. Невские берега постоянно притягивали к себе сотни тысяч лучших мастеров с бескрайних просторов России и тем самым являлись центром культурной жизни страны. Одновременно Петербург привлекал тысячи деятелей искусства, науки, ремёсел, общественной жизни многих стран Европы, Америки, Азии. "Петербург стал не только "окном в Европу", но интеллектуальной меккой самой Европы, местом, в котором соединялись и причудливо взаимообогащались культуры многих стран и народов" (С.Семенцев, С.37). Духовная жизнь Северной Пальмиры вобрала не только национальные традиции, но впитала культуры всего цивилизованного мира. Можно и нужно искать в её градостроительстве, архитектуре, литературе, живописи, театре черты русские, шведские, голландские, азиатские, американские… Но эти отдельные черты не объясняют уникального градостроительного и культурного феномена, который носит имя Петербург – Петроград – Ленинград. Немного из истории города. Территория, прилегающая к реке Неве, где был впоследствии основан Санкт-Петербург, была заселена ещё в эпоху неолита, во 2-м тысячелетии до н.э. Устье Невы являлось началом торгового пути, связывавшего Запад с Востоком. Племена, населявшие в 1-ом тысячелетии н.э. район Невы – водь и ижора – с давних времён поддерживали тесные отношения со славянами и были ими ассимилированы. В 9 веке район вошел в состав новгородских владений. В 13-17 веках эта территория являлась объектом агрессии шведских и немецких феодалов. Швеции удалось захватить западные карельские земли, а в начале 17 в. и Ижорскую землю. В результате победоносной Северной войны 1700-1721 годов Россия вернула устье реки Невы и прочно укрепилась на берегах Балтийского моря. В целях обороны Пётр Первый заложил 16 мая 1703 года Петропавловскую крепость на Заячьем острове, под защитой которой начал строительство Санкт-Петербурга. Крепость, первоначальные земляные стены и бастионы которой были заменены каменными в период с 1700 по 1740 год, а впоследствии (в 1780-х годах) облицованы гранитом со стороны Невы, стала первым архитектурным памятником города. На её территории можно увидеть сооружения, относящиеся к нескольким стилям: барокко – самое первое направление, т.н. "петровское барокко" – представлено Петропавловским собором с колокольней (1712-1733 год, архитектор Доменико Трезини), за пределами крепости из произведений барокко наиболее известны Кунсткамера и здание Двенадцати Коллегий (ныне Санкт-Петербургский Университет); классицизм (следующее из распространившихся в городе направлений) – это Монетный Двор (начало 19 века) и массивные Невские ворота. Что касается различных разновидностей классицизма – раннего, позднего, русского – их примеры легко найти в центре города. Это и Адмиралтейство, и здание Сената и Синода, и многие другие. Возвращаясь к Петербургу начала 18 века, любопытно отметить разделение города с самого начала на районы. "Выборгскую сторону занимал "земляной город" (в землянках жили строители крепости), на Васильевском острове располагались сады и дворцы вельмож, а левый берег Невы был "отдан" иностранцам – там обосновались инженеры и другие специалисты, помогавшие создавать в безудержно растущем городе мастерские, мануфактуры, хотя главное, ради чего всех их пригласил в Россию Пётр – конечно, Адмиралтейство. Верфь притягивала к себе все, даже главные линии регулярной планировки – три улицы-луча – пролегли именно от неё. Тем более, крепость на Заячьем острове теряла со временем своё военное значение, т.к. появилась ещё и "крепостца Кроншлот" (впоследствии Кронштадт)" (А.М.Левченя, С.4). Данное разделение города оказало решающее влияние на последующее положение центра, его планировку, ведь именно левый берег бурно застраивался с течением десятилетий, все выдающиеся сооружения архитектуры находятся недалеко от Адмиралтейства, а на Выборгской стороне вообще с тех пор ещё долго не было сколько-нибудь значимых сооружений. Как уже говорилось, Петербург привлекал к себе лучших архитекторов Европы. На остром углу Васильевского острова, против "храма Плутоса" (Н.П.Анциферов, 1991, С.37) – Биржи, высятся две колонны, украшенные носами кораблей в память тех ростр, что некогда стояли на римском форуме. (Ростральные колонны, сооружённые по проекту Ж.-Ф.Тома де Томона на биржевой площади (ныне Пушкинской) в 1805 – 1810 годах, служили маяками при входе в порт.) Ростры – символ владычества над морем, и не случайно они украсили одно из самых знаменитых мест Петербурга. У Мойки – остров, обнесённый высокой красной стеной. Канал разрывает её, а над каналом высится величественная арка, достойная украсить Вечный город. (Арка возведена архитектором Ж.-Б.Валлен-Деламотом на острове "Новая Голландия" в 1765 – 1780 годах.) На самой древней площади города, возле Троицкого храма, возносится к небу голубая мечеть. (Собор Святой Троицы заложен в 1703 году в память основания Петербурга; мечеть возведена в 1910 – 1914 годах по проекту архитектора Н.В.Васильева при участии С.С.Кричинского и А.И.Гогена, праобразом ей послужил мавзолей Гур-Эмир в Самарканде.) А недалеко от неё, у Невы, против домика Петра Великого, два маньчжурских льва – свидетели дальневосточных устремлений. (Маньчжурские львы – изваяния мифологических существ "шицза" (львы – лягушки), привезённые из Маньчжурии в 1907 году и установленные на Петровской набережной.) Одна из особенностей Петербурга заключается в том, что целые площади его построены по одному замыслу и представляют собой законченное художественное произведение. В качестве примера такой площади может явиться Сенатская площадь. Захаров и Росси окружили её бледно -– жёлтыми с белыми колоннами и орнаментами строения позднего классицизма. Дворцовая площадь, правда, не создана в одном стиле, однако её дворцы, мощная арка Галерного штаба, гранитная колонна со шпилем, её широкая перспектива на Мойку, на сады, за которыми темнеет Исаакий, и, наконец, выход к Неве и очертания островов с их строениями – всё это составляет одно художественное целое. Есть в Петербурге целый квартал, созданный по плану одного архитектора (Росси). Это площадь Александрийского театра, вся Театральная улица и площадь у Чернышёва моста. Но, по мнению Анциферова, Петербург может быть назван и "приютом несовершённых дел". Мечта Петра создать из Васильевского острова новую Венецию осталась мечтой. Чудесная колокольня не увенчала собою величественные постройки Смольного института. (Растрелли предполагал воздвигнуть перед Смольным монастырём 140 – метровую колокольню.) Каждое место требует знания дня и ночи. Новая Голландия и сфинксы лучше всегда в ясную летнюю ночь. Сенатская площадь – в зимнее утро. Однако для понимания "души" города мало собственных впечатлений. Необходимо воспользоваться опытом живших до нас, знавших Петербург в далёком прошлом. Петербург в общем, и в частности архитектура города нашла своё отражение в произведениях прозаиков, поэтов, исследователей, художников и композиторов.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Петербург и Москва. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения на свободную тему

Сочинения на свободную тему


Сочинение на тему Петербург и Москва, Сочинения на свободную тему