👍Сочинение – «Евгений Замятин Приговоренный к высшей мере наказания» Мы 

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Евгений Замятин Приговоренный к высшей мере наказания - сочинение

Почти во всех изданиях, где есть попытка выйти за пределы двух дат, смерти и рождения (1884-1937), возникает целый ряд ошибок. Чаще всего это касается даты отъезда писателя за границу. Благодаря письмам, мемуарным источникам удалось установить, что Евгений Замятин покинул границы СССР в середине ноября 1931 года. Это страшная дата, которая на несколько десятилетий вычеркнула Замятина не только из литературы, а и из памяти. Постоянность биографической ошибки - только знак этого забвения. В июне 1931 года отъезду Евгения Замятина предшествовало его письмо Сталину: “Уважаемый Иосиф Виссарионович, приговоренный к высшей мере наказания - автор настоящего письма - обращается к Вам с просьбой в замене этой меры другой. Мое имя Вам, вероятно, известно. Для меня, как для писателя, именно смертным приговором является лишение возможности писать, а обстоятельства сложились так, что продолжить свою работу не могу, потому что никакое творчество немыслимо, если приходится работать в атмосфере систематической, год от года усиливающейся травли…”.

Замятин покидает страну, оказавшись не просто в состоянии эмигранта, а переступив границу забвения, за которой остались слава, признание, судьба. Евгений Замятин пришел к мировому читателю с большим опозданием, более чем на полстолетия. Печать “врага народа” отобрала у него прижизненную славу философа и писателя-новатора. Открытие Замятина произошло уже после Джорджа Оруэлла, после Михаила Булгакова, хотя хронологически он был перед ними, возле истоков развития модерновой прозы, возле источников формирования одного из интереснейших жанров литературы XX столетия - жанра антиутопии…

Первая слава пришла к Замятину в 1913 году с написанием повести “Уездное”. (Максим Горький считал это произведение образцовым в воспроизведении русского провинциального быта, неоднократно вспоминая его наряду со своим “Городком Окуровым”). Кто же он, Евгений Замятин? Почему его имя стоит в ряде величайших художников литературы XX столетия? Что в нем такого, что, словно магнитом, притягивало людей? Кто он - властитель дум? Учитель жизни? Ни то, ни другое. Он Мастер, метр, знаток литературного ремесла. В этом и уважение, признание, и сдержанность оценки.

Именно так он воспринимался двойственно в свое время. К изданиям замятинских книг всегда добавляли его портреты, работы Б. Кустодиева, Ю. Анненкова, М. Радлова… Почему художники писали Замятина? Во-первых, так как они были его друзьями. Во-вторых, так как Замятин был личностью чрезвычайно заметной в литературе, в театре 20-х годов. В-третьих, было что-то чрезвычайное в замятинском лице, что-то такое, что подсказывало сюжет. Кустодиев познакомился с Замятиным в 1922 году, когда тот должен был написать о художнике. И Замятин написал, но не статью, не рецензию, а рассказ “Русь”, который был опубликован издательством “Аквилон” как “текст к картинам Кустодиева” (1923). Родился Евгений Иванович Замятин 20 января (1 февраля) 1884 года в городе Лебедяне Тамбовской губернии в семье священника. Лебедянь замятинского детства - заштатный городок на берегу Дона. Сонное царство, где за заборами дремлет недвижимая и чудная жизнь.

Если же взглянуть на Лебедянь с другой стороны, то рядом с ней можно рассмотреть Красивую Мечу, которая сразу напоминает о Тургеневе и его “Записках охотника” (один из рассказов имеет название “Касьян с Красивой Мечи”), да и семья Тургенева, Орел, и дворянское гнездо его Спасское-Лутовиново - все рядом. А соседняя с Лебедянью железнодорожная станция Астапово возвращает к печальному ноябрю 1910 года, к последним часам жизни великого Льва Толстого. Рядом, на пограничных с лебедянскими землями, родина Николая Лескова (Горохово Орловского уезда), и бунинский Елец, и хутор Хрущово, в котором родился Михаил Пришвин, и река Цна, на берегу которой увидел мир Сергей Сергеев, который стал известным под псевдонимом Ценский… Революционные события начала XX столетия увлекли Замятина. Вихрь тех буревых времен закрутил юношу - тайные студенческие собрания в Петербургском Политехническом, практика на кораблестроительных заводах, заграничное плавание на пароходе “Россия”, арест в декабре 1905 года, камера-одиночка на Обойной, ссылка в Лебедянь, нелегальное проживание в Петербурге, потом в Гельсингфорсе, в Финляндии. Об этом романтическом периоде своей жизни Замятин позднее скажет:


 
* “Революция била юной, огнеглазой любовницей, - и я был влюблен в Революцию…” (цитируется из сборника “Книга о Леониде Андрееве”, издательство Гржебина). Полная приключений юность объединялась с кропотливой работой над изучением судостроения, корабельной архитектурой. Инженерная участь Замятина раскрывает себя во время командировки в Англию. Одновременно он ощущает все более настойчивое желание писать Слова, сказанные Евгением Замятиным о Федоре Сологубе, целиком можно отнести и к самому писателю: “Если бы вместе с остротой и утонченностью европейской Сологуб ассимилировал и механическую, опустошенную душу европейца, он не был бы тем Сологубом, который нам так близок. Но под строгим, выдержанным европейским платьем Сологуб сохранил безудержную русскую душу. Эта любовь, требующая все или ничего, эта нелепая, неизмеримая, прекрасная - болезнь не только Сологуба, не только Дон Кихота, не только Блока (Блок именно от этой болезни и умер) - это наша русская болезнь, (цитируется из сборника “Современная литература”, издательство “Мысль”). Эта максималистическая любовь - все или ничего - оставалась и “прекрасной болезнью” самого Замятина. Замятин был россиянином. В этом его сила как художника и его трагедия. Его чувство к старой России содержатся в оппозиции ” любовь-ненависть”. Любовь к ее источникам, здоровой народной основе, творческой одержимости русской натуры, ее стремлениям к обновлению и ненавистью к провинциальной тупости, резервуару дикости и бескультурья, который казался художнику неисчерпаемым. Два чувства, “две жены” (А.Чехов) владели Замятиным: литература и техника, судостроение. “Жены” эти не только продолжительное время мирно сосуществовали, а и благотворно влияли одна на другую. Художественная фантазия помогала смелому черчению на ватмане. Мир точных чисел и геометрических линий, в свою очередь, вмешивался в “хаос”, “сон” творчества, помогая созданию, кристаллизации характеров. Это был первый в нашей литературе писатель-интеллектуал. Корабельный архитектор, Замятин был влюблен в ледоколы, красоту их формы, женственность линий. “Как Иванушка-Дурачок в русских сказках, ледокол только притворяется неуклюжим, а если вы вытащите его из воды, если присмотритесь к нему в доке - вы увидите, что очертания его стального тела круглее, женственнее, чем у многих других кораблей”, - писал Замятин. В Ньюкасле при непосредственном участии Евгения Замятина строятся для России ледоколы “Святой Александр Невский” (после революции “Ленин”), “Святогор” (позднее “Красин”), “Минин”, “Пожарский”, “Илья Муромец”. Именно в Англии Замятин увидел, как спорят основы “проклятого машинного рая”. Как убедился Замятин, сам по себе технический прогресс в отрыве от морального, духовного развития человека не только не оказывает содействие улучшению его природы, но и угрожает вытеснить человеческое в человеке. “Железным Миргородом” через несколько лет назовет Сергей Есенин Соединенные Штаты Америки, “железная Лебедянь” открылась Замятину за камнем, бетоном, сталью, доками, подземными дорогами, автомобилями Лондона, Ньюкасла.





Ну а если Вы все-таки не нашли своё сочинение, воспользуйтесь поиском
В нашей базе свыше 20 тысяч сочинений

Сохранить сочинение:

Сочинение по вашей теме Евгений Замятин Приговоренный к высшей мере наказания. Поищите еще с сайта похожие.

Сочинения > Мы > Евгений Замятин Приговоренный к высшей мере наказания
Мы

Мы


Сочинение на тему Евгений Замятин Приговоренный к высшей мере наказания, Мы